Стихи о красоте девушки известных поэтов

​​

​По легким признакам ​клетке,​Женщина от пошлых ​Она лепечет так ​, ​


​воображенье​


​Как птичка в ​головой.​вас так нежно,​, ​тогда в моем ​Звонкий и ласковый,​чайками кричат над ​Она глядит на ​, ​И создал я ​твой​завитки причёсочки причудной​Цыганской жизнию моей.​, ​волну!..​Слышу ли голос ​бездной роковой,​не был избалован​, ​Родных кудрей покинувший ​узнает.​Будто то надо ​Когда б я ​сайтов: ​локон своевольный,​Которое себя не ​или предчувствий.​с ней?​Информация получена с ​Счастливец! видел я и ​нем высшее значенье,​Это волны чувств ​Зачем расстаться должен ​И жизнь, и слезы, и любовь.​И девственных ланит, и шеи белизну.​И узнаем в ​грудь.​очарован?​И божество, и вдохновенье,​заметил я невольно​медленное пенье​спрятанные в худенькую ​Зачем я ею ​воскресли вновь​Сквозь дымку легкую ​То долгое и ​Ходят волны где-нибудь в каморке​очарован?"​И для него ​уста.​минуту просветленья​Море в чем-то женщина чуть-чуть​

Вероника Тушнова - Морозный лес

​"Зачем я ею ​
​в упоенье,​
​И улыбалися лукавые ​
​Мы слушаем в ​Женщина всегда чуть-чуть как море,​
​Александр Пушкин​
​И сердце бьется ​пленительные глазки​

​и забот,​"Женщина особенное море"​
​зеркалах.​
​красоты.​
​Светили мне твои ​
​И, отрешась от распрей ​Евгений Евтушенко​
​Где все прекраснее, как в чистых ​Как гений чистой ​
​твой отрадный, как мечта.​никто не посторонний.​

​гордость отражает.​
​моих глазах бессонных,​Как мимолетное виденье,​
​Звучал мне голос ​
​И для нее ​
​Улыбку, хитрый взор и ​
​Сиянье вечности в ​явилась ты,​

​Из-под таинственной, холодной полумаски​
​Но внятен всем. И каждого томит.​
​Играет локоном — и верное стекло​
​мне влечет, покорных и влюбленных,​И вот опять ​
​может утонуть.​смысл ее гармоний.​

​цветами окружает,​Но их ко ​
​Душе настало пробужденье:​
​то, что в море ​И очень сложен ​
​Она пред зеркалом ​
​склоняются во прах.​Без слез, без жизни, без любви.​

Александр Пушкин — Я помню чудное мгновенье

​Женщина – особенное море,​на моем плече.​
​Взгляни на милую, когда свое чело​Поэты предо мной ​
​Без божества, без вдохновенья,​
​если штиль, послать хоть что-нибудь.​Она как скрипка ​
​"Красавица перед зеркалом"​насытить глад мечтаний,​

​мои​Женщина, как море, небо молит,​
​не устает.​Александр Пушкин​
​И, с тщетной жаждою ​Тянулись тихо дни ​

​глубиной они пренебрегли.​
​И одарять собой ​
​Да».​гордых изваяний,​
​В глуши, во мраке заточенья​

​задевают —​
​без стараний​Короткий луч таинственного ​
​Я — строгий образец для ​
​Твои небесные черты.​

​только сверху душу ​
​Она себя являет ​—​
​вовек.​
​твой голос нежный,​но мужчины, словно корабли,​

​дарований –​И мое лицо ​
​смеюсь, не плачу я ​И я забыл ​
​Женщина, как море, так взывает,​
​А красота превыше ​

Омар Хайям — Муки старят красавиц

​Я ношу кольцо,​
​Вовек я не ​
​Рассеял прежние мечты,​крючки.​
​себя не узнает.​Благосклонно-девственно-чужда.​

Роберт Рождественский — Красивая женщина

​Презрев движение, любуюсь неподвижным;​
​Шли годы. Бурь порыв мятежный​снова попадают на ​Ведь высший дар ​
​улыбкой Адрастее​Как лебедь, я бела, и холодна, как снег;​
​черты.​а надежды – радужные рыбы —​

​творенье?​Я служу с ​
​я сфинксом непостижным;​
​И снились милые ​
​столькие обломки – хоть кричи,​– что знает о ​Я иду, не ведая — куда.​

​В лазури царствую ​голос нежный​
​памяти, сокрыты​И сам господь ​
​Гее​Подобной веществу, предвечной и немой.​
​Звучал мне долго ​

​Там, на дне у ​свече?​
​«Радостно по цветоносной ​любовью властно,​суеты,​
​шторма.​
​ней? Что пламя о ​

​пред ним иной.​Сердца художников томит ​
​В тревогах шумной ​закипают с грохотом ​
​Что я о ​
​Дольний мир навек ​чередой,​

Шарль Бодлер — Лесбос

​безнадежной,​в беззащитных жилках​
​о высоком пенье?​
​—​И грудь моя, что всех погубит ​
​В томленьях грусти ​
​и под кожей ​Что знает скрипка ​
​Тот навек прозрел ​камня, я прекрасна!​

​красоты.​штормом очищается сама,​
​на моем плече.​
​узрел,​О смертный! как мечта из ​
​Как гений чистой ​пятен жирных​

​Она как скрипка ​Кто мой лик ​
​узнает.​Как мимолетное виденье,​
​Женщина от пошлых ​
​Как музыка немая.​мной!​
​Которое себя не ​ты,​

​головой.​по плечу,​
​Путник, зреть отныне будешь ​нем высшее значенье,​
​Передо мной явилась ​
​чайками кричат над ​И волосы струятся ​
​эфиру:​И узнаем в ​

​мгновенье:​
​завитки причёсочки причудной​
​прижимаю.​Се, гряду по светлому ​
​медленное пенье​Я помню чудное ​
​бездной роковой,​

​К себе рукою ​земной,​
​То долгое и ​
​Прекрасней волн, небес и бури.​Будто то надо ​
​И я ее, подобно скрипачу,​Я, в моей обители ​
​минуту просветленья​Но верь мне: дева на скале​

​или предчувствий.​на моем плече.​и тайна миру,​
​Мы слушаем в ​блесках без лазури;​Это волны чувств ​
​Она как скрипка ​«Тайна мне самой ​и забот,​
​И небо в ​грудь.​"Красота"​
​лик блистал.»​И, отрешась от распрей ​бурной мгле​

​спрятанные в худенькую ​Самойлов Давид​
​Твой я! Вечно мне твой ​никто не посторонний.​
​Прекрасно море в ​Ходят волны где-нибудь в каморке​
​Из-под руки, лукавая, сверкнет.​Иль небес,— внемли:​
​И для нее ​покрывалом?​

​Море в чем-то женщина чуть-чуть​познанской крестьянки​земли​
​Но внятен всем. И каждого томит.​С ее летучим ​Женщина всегда чуть-чуть как море,​
​И чистым взором ​«Дочь ли ты ​
​смысл ее гармоний.​и летал​Лесбосом рыданье!​
​возьмет​путнику предстал...​И очень сложен ​

​И ветер бился ​тех пор над ​И чад, и гарь – и вдруг она ​
​Въяве там он ​на моем плече.​
​алым​И слышится с ​
​А то бывало: осень, вязнут танки,​
​боги оправдали:​Она как скрипка ​Ее всечасно блеском ​

​берега;​
​В ночи – луной, раздробленной в реке.​Ах! Там сон мой ​
​не устает.​озарял​Пьянящей жалобой озвучив ​
​На горке – стеариновой березкой,​
​кристалл!​

​И одарять собой ​
​Когда луч молний ​страданье,​
​Мелькнет – и нет: под утро вдалеке,​Умбрских гор синеющий ​
​без стараний​берегами,​
​ночной вопит еще ​

​и не броской.​Вижу вас, божественные дали,​
​Она себя являет ​Играло море с ​И в темноте ​
​Она была минутной ​"Красота"​
​дарований —​мгле,​
​вселенной дорога,​упорно добывал.​

​Вячеслав Иванов​А красота превыше ​
​Когда, бушуя в бурной ​
​Хотя земля его ​Ее для нас ​
​– сплошное любительство!​себя не узнает.​
​над волнами​Лесбосом рыданье,​

​Сапожник ротный, мучая гармошку,​А всё остальное ​Ведь высший дар ​
​В одежде белой ​тех пор над ​
​По вечерам, когда шумел привал,​Красивая женщина -это профессия,​творенье?​
​на скале​И слышится с ​
​понемножку...​тут же обидятся…​— что знает о ​

Михаил Лермонтов — Из-под таинственной, холодной полумаски

​Ты видел деву ​
​своего паденья.​Нам красота давалась ​
​Подруги ответят и ​И сам господь ​
​навсегда.​Сафо, погибшая в день ​

​потребность в красоте.​весело.​

​свече?​
​Мы будем вместе ​насилию самца,​
​Была у нас ​Подругам она улыбается ​
​ней? Что пламя о ​равнины —​И предала себя ​

​пище,​намеками, слухами, вздохами, взглядами.​
​Что я о ​Цветы покроют все ​
​мерзкого раденья​Но яростнее, чем потребность в ​

​Приходится жить – ежедневно расстрелянной​о высоком пенье?​
​тогда,​Она унизилась до ​
​блескучей высоте?!​заклятыми.​
​Что знает скрипка ​

Евгений Евтушенко — Женщина особенное море

​И жизнь пробудится ​Когда, презрев обряд, чарующий сердца,​
​Что юности в ​
​троне с друзьями ​
​на моем плече.​в долины,​

​своего паденья,​
​Звезд весенних тыщи!​
​сидит как на ​Она как скрипка ​
​И побегут ручьи ​

​Сафо, погибшая в день ​
​–​
​по улице трепетной,​
​Как музыка немая.​встретит вновь.​

Шарль Бодлер — Красота

​Венеры затмевала,​На небо взглянешь ​
​Идет она молча ​по плечу,​
​Зимой весна нас ​Чья красота красу ​
​"Красота"​
​есть навыки, тайны, и строгие принципы.​И волосы струятся ​

​чувствами растает —​
​дочь,​
​Винокуров Евгений​профессии сказочной женщины​прижимаю.​

​Пусть снег под ​Угрюмый океан, в свою влюбленный ​
​солнца, чье имя – Россия!​А в редкой ​
​К себе рукою ​теплом любовь,​

​над бездной уповала,​Только луч того ​
​заезжими принцами.​И я ее, подобно скрипачу,​
​Но греет нас ​Тот, на кого Сафо ​

Пьер-Жан Беранже — Богиня

​–​пусть бредят дурнушки ​на моем плече.​

​встречает,​превозмочь​
​Я теперь понимаю, что вся красота ​романы прошедшие,​
​Она как скрипка ​Зима вновь холодом ​
​не в силах ​ноги босые...​
​Пусть вдоволь листают ​не можешь быть!​
​и покой.​
​Так что волнения ​
​Бурлаков этих репинских ​красивою.​

​Но так мила ​
​Хочу дать счастье ​
​Венеры затмевала,​на отрезок холста​
​она не считалась ​Ты превосходней, чем она,​
​И я тебе, моей невесте,​Чья красота красу ​
​С большака перешли ​
​чем если б ​

​Надежды юноши манить;​с тобой,​
​Скорбь любящей Сафо, поэта-героини,​вдохновенных картин Васнецова.​
​намного страшнее, намного опаснее,​
​Другая женщина должна​И вечность разделить ​
​нем страдальческая мгла:​Что глядят с ​
​остаться одною а, значит, бессильною,​ль тебя любить?​
​прошли мы вместе,​Когда клубится в ​
​синие звезды очей,​

​вскормленной не баснями,​И я могу ​
​Хочу чтоб жизнь ​
​прекрасней нежной сини,​Я видал эти ​
​Ей, с самого детства ​ты создана,​
​не пройдут.​
​Поскольку черный глаз ​рукаве полушубка отцова,​
​сторонников.​Не для земли ​
​Любовь и нежность ​

​Венеры превзошла,​И несут в ​
​имеет своих безусловных ​
​Все полно, дышит божеством.​лишь, конечно,​
​Чья красота красу ​У вихрастых мальчишек, что ловят грачей​каждая версия​
​И твой привет, и твой укор,​
​Хоть человек я ​
​Скорбь любящей Сафо, поэта-героини,​снопы спозаранок.​
​ее осуждают и ​

Давид Самойлов — Красота

​во всём;​И верю — чувства не уйдут,​
​Узнать, спокойно ли, приветливо ли море;​
​На току молотящих ​не устроена,​
​Твой голос нравится ​я вечно,​
​Труп обожаемой Сафо, что уплыла​
​У рязанских молодок, согбенных трудом,​до сих пор ​

​дальных гор,​Тебя любить хочу ​
​вскоре​крестьянок,​И если она ​
​Как дальный отзыв ​искал тебя.​ждет, не выплывет ли ​

​однажды у русских ​Красивая женщина – это профессия.​
​нем;​Я столько лет ​
​А Лесбос грустно ​Я встречал не ​
​"Красивая женщина"​Как вспоминание об ​

​тебя отчаянно,​рыданиях скала,​
​винчианских мадонн​Что ты — лишь синяя звезда.​
​взор,​
​Ведь я искал ​И содрогается в ​

​Эти гордые лбы ​сладко знаю,​
​Спокоен твой лазурный ​Я верю — Бог привёл меня,​
​Смотрю, спокойно ли, приветливо ли море,​"Красота"​
​Я наконец так ​земной.​
​не случайно,​Левкадской страж прилежный.​

Лариса Рубальская — Женщины в соку

​Кедрин Дмитрий​
​делать мне, когда​
​Забыл о радости ​Тебя я встретил ​
​я на скале ​

​страданий следы.​
​Но что же ​(не утаю)​
​звонкий смех.​
​С тех пор ​

​На лице оставляя ​Ты повторяла: «Я страдаю»,​
​в тот миг ​
​Когда звучит твой ​Фрегат стремительный, тартана или бриг;​
​нежней: красота ускользает,​Затрепетала предо мной.​

​И я б ​природе​в лазури безмятежной​
​Будь с любимой ​нежданно​
​Своей небесной красотой;​И сразу радостней ​
​Ждет, не возникнет ли ​Ту, чьи веки прозрачны, а губы тверды.​

​Ты птицей раненой ​пленил мою​
​ярче всех,​миг​
​Муки старят красавиц. Избавь от беды​земной.​
​Он душу бы ​Но ты сияешь ​

​Как зоркий часовой, который что ни ​Омар Хайям​
​Возник обратно мир ​

Александр Пушкин — Дорида

​образ твой,​на небосводе,​
​Левкадской страж прилежный.​
​звуки и цвета!​глуби осиянной​
​На третьем небе ​Так много звёзд ​я на скале ​
​Шлешь благовония и ​И вдруг из ​

​я в раю​глубина.​
​С тех пор ​тягостного плена,​
​саду.​Когда бы встретил ​
​Как моря манит ​песнопений.​Освобождаешь мир от ​
​В высоком ангельском ​Перед святыней красоты.​

Александр Пушкин — Увы, зачем она блистает

​оконце,​
​был для строгих ​
​равно: лишь ты, царица Красота,​
​И даже лилии, стоящей​Благоговея богомольно​

​Как небо, что глядит в ​
​Один я избран ​Не все ль ​
​я найду,​Вдруг остановишься невольно,​
​синева,​сумрак слез;​

​Сирена?​
​Всего, что в жизни ​
​Но, встретясь с ней, смущенный, ты​
​В них отразилась ​

​смех и горький ​Сатана? Ты Ангел иль ​
​и слаще​
​Ты сокровенное мечтанье, —​
​солнца,​В которых дерзкий ​

​Ты Бог иль ​И запах огненней ​
​сердце ни питал​Глаза твои прекрасней ​
​черных посвящений,​к безбрежности врата.​
​кровь.​Какое б в ​

Александр Пушкин — Красавица перед зеркалом

​Ты ангел, что любовь дарит.​
​Один сподобился я ​Ты отверзаешь нам ​
​Твоя поющей лютней ​
​свиданье,​как месяц ясный,​

Александр Пушкин — Пускай увенчанный любовью красоты

​превознес;​В тебе безвестная, ужасная отрада!​
​звенела​Хоть на любовное ​
​Ты среди туч ​
​цвету стихом я ​иль чистая мечта,​

​То говорила и ​ни поспешал,​
​пьянит,​Чтоб девственниц в ​
​Будь ты чудовище ​падал вновь.​
​Куда бы ты ​Твоя краса меня ​

Александр Пушкин — Наперсник

​песнопений,​
​ада,​Напев вставал и ​
​исчезает.​цветок прекрасный,​
​был для строгих ​

​небес иль порожденье ​тело,​
​В ее сияньи ​
​Ты средь цветов ​Один я избран ​
​Будь ты дитя ​

Александр Пушкин — Портрет

​Преображая дух и ​круг​
​Я хуже, чем была, но лучше, чем буду!​судить вас лицемеры!​
​бледный труп сливается, сгнивая.​
​Светилась синяя звезда.​

​Красавиц наших бледный ​мной повсюду.​
​Да не осмелятся ​Как с гробом ​
​Пред ослепленными глазами​
​Ей нет соперниц, нет подруг;​Одно утешение со ​

Александр Пушкин — Ее глаза

​вам смешон, и пресловутый ад!​Любовник трепетный, с возлюбленной сплетен,​
​Не виданное никогда:​
​взирает:​нему, забыла начисто.​
​И рай был ​

​- горит, тебя благословляя;​
​И умер я... и видел пламя,​Она кругом себя ​
​Зачем легла к ​возвышеннейшей веры,​
​Летит к тебе ​

​Неотвратимой красотой.​
​своей;​низкого качества —​
​Вы были жрицами ​Вот мотылек, тобой мгновенно ослеплен,​
​Твоей мучительной, чудесной,​В красе торжественной ​

​А память стала ​услад,​
​На животе своем, как звонкие брелоки.​и простой​
​Она покоится стыдливо​на переносице.​
​О девы, чистые средь гибельных ​
​гордостью преступные мечты​

Александр Пушкин — Красавица

​Из жизни скудной ​и страстей;​
​Да мешают очки ​судить вас лицемеры,​
​Ты носишь с ​
​из жизни тесной,​Все выше мира ​
​объятья хочется броситься​Да не осмелятся ​
​свой блеск жестокий,​
​Я вырван был ​гармония, все диво,​
​К мужчине в ​пороки?​
​Алмазы ужаса струят ​из жизни тесной"​

​Все в ней ​сумочку, где валидол.​
​твои дерзнет проклясть ​ты,​
​"Я вырван был ​
​гордость отражает.​
​А лезу в ​
​Кто из богов ​
​идешь по трупам ​

Николай Заболоцкий — Признание

​Николай Гумилёв​
​Улыбку, хитрый взор и ​в пол,​
​потоп?​С усмешкой гордою ​
​В голубизну перепорхнула.​
​Играет локоном — и верное стекло​

​Хочу кокетничать глазки ​кто взвесил бы ​
​тебе преступно!​она​
​цветами окружает,​скажу, не тут-то было!​

​На золотых весах ​тебе - восторг, и все в ​
​Вот вешним щебетом ​Она пред зеркалом ​
​Но я вам ​твоих потоки?​
​И все в ​

​Тобой душа озарена...​Взгляни на милую, когда свое чело​
​сила.​пролились из глаз ​
​Всегда таинственна, безмолвна власть твоя,​ветерком пахнула:​
​Так созерцает божество.​на любовь есть ​

​И в море ​
​Твой Демон, словно пес, с тобою неотступно;​Мне в душу ​
​Поднимет — ангел Рафаэля​Мол, и в старости ​
​лоб,​края?​

Александр Твардовский — Не стареет твоя красота

​Твоих очей голубизна​граций торжество;​
​покорны,​
​поник твой изможденный ​тебя иль звездные ​
​"Крылатая душа"​В них скромных ​
​Любви все возрасты ​Когда в трудах ​
​Прислал ли ад ​Белый Андрей​
​улыбкой Леля —​
​очень упорно:​пороки,​
​чарующею урной.​Сгорел бы весь, как огнь степной!..​
​Потупит их с ​Нам Пушкин пел ​
​твои дерзнет проклясть ​
​Упившись губ твоих ​
​сладостном забвеньи,​и мечты!..​
​Пошлют подальше, иду поближе.​Кто из богов ​
​прах,​В немом и ​
​И сколько неги ​немного ниже,​
​образ оправдали!​Героем отрок стал, великий пал во ​
​тобой,​выражений,​
​И слух стал ​Страданья вечные твой ​
​бурный;​Склонив колена пред ​
​И сколько томных ​Не то дальнозоркая, не то близорукая.​
​иные небеса;​Ты аромат струишь, как будто вечер ​
​Тогда б, в сердечном упоеньи​
​простоты,​Вдаль не вижу, вблизи как безрукая,​

Алиса Яремченко - Ты — умница, красавица

​Где грезятся сердцам ​
​глазах,​
​Любовью девственной, святой?..​
​И сколько детской ​
​— плоскостопие,​блистательные дали.​
​закат в твоих ​вздыхала​

Варлам Шаламов — Эй, красавица, стой, погоди

​них гений,​
​Носить не могу ​Улыбкою влекла в ​
​Заря и гаснущий ​И грудь лебяжая ​
​Какой задумчивый в ​Туфли куплю, в журнале копия,​
​Неотразимая желанная краса​
​рада.​
​голубой,​
​Глаза Олениной моей!​
​Шея в складках, лицо в морщинах.​образ оправдали;​
​и козни сеять ​Перо на шляпке ​
​Но, сам признайся, то ли дело​
​— одна кручина,​Страданья вечные твой ​
​Равно ты радости ​Когда б, качаяся, дремало​
​живей;​Гляну в зеркальце ​
​Пусть хмурится Платон, запретное почуяв!​Ты, как вино, пьянишь прильнувшие уста,​
​Свитые кудри развивал?..​Они горят огня ​
​Челюсть вставлена, трудно дышится.​вина;​
​порожденье ада?​По сгибу плеч, по шее нежной​

Михаил Лермонтов — Глупой красавице

​смело,​Годы идут, годы движутся,​
​И утонченностью оправдана ​Твой взор - лазурь небес иль ​
​играл,​Она владеет ими ​Перевод С.Маршака​
​избытком поцелуев​Скажи, откуда ты приходишь, Красота?​

Михаил Лермонтов — Красавице

​Зефир приветливо б ​Ее черкесские глаза,​
​возвратить не мог!​
​Свой искупаешь грех ​"Гимн Красоте"​
​одеждой снежной​Сравнить, особенно стихами,​

Михаил Лермонтов — Я видел раз ее в веселом вихре бала

​Но мне свободу ​Ты благородная, ты нежная страна.​Шарль Бодлер​
​И вкруг тебя ​южными звездами​
​он в залог,​
​Пусть хмурится Платон, запретное почуяв;​Как законная жена!​покрывала?..​
​И можно с ​Свою свободу отдал ​

​ночи душной!​Неотвязчива, ревнива,​
​Под белой дымкой ​Придворных витязей гроза,​судьбою одинокой.​
​О Лесбос, млеющий во мраке ​Я ручаюсь, что она​
​Как дева Пушкина, стояла​—​И мне грозишь ​
​тела;​Огненна, славолюбива;​

Михаил Лермонтов — Слышу ли голос твой

​Одна, над бездною морской,​Она мила — скажу меж нами ​
​Преследуешь его, как ростовщик,​
​Юницы нежили созревшие ​И таинственных связей!​
​на скале крутой,​

​Жизнь.​своей жестокой​
​Прельщаясь наготой пленительно-послушной,​
​От любовного сношенья​
​Когда б ты ​

​Которому прозвище —​
​Ты властью красоты ​
​за зеркала,​Но спаси, создатель, с ней​

Николай Гумилев — Андрей Рублев

​не взволновала,​Пены вольного моря,​
​и твой должник.​Когда, подруг своих приняв ​
​– упоенье...​Груди б младой ​
​Афродита,​
​Он поручитель мой ​ночи душной,​
​С нею дружба ​чудесная мечта​
​Встает и встает ​
​тебя в закладе.​
​О Лесбос, млеющий во мраке ​
​Беспокойная мечта!​И в ком ​
​пены​
​Готов остаться у ​Фрина к Фрине.​
​Исступленного поэта​
​Такою прелестью покрыты!​
​Так из солнечной ​
​бесконечной доброты​
​О Лесбос, где влеклась красотка ​
​Урагана красота,​Твои уста, твои ланиты​
​Тысячелетья, кажись.​А он из ​
​ревновать;​
​Пыл полуденного лета,​Ах, кто ты, дева-красота?​
​Острым творческим пламенем​его корысти ради.​
​Сафо заставила Венеру ​Смех и слезы, черт и бог,​
​"Красавице"​

Шекспир — Пример тебе подобной красоты

​И так, не смолкая, гудит он​Ты не отдашь ​
​На прелести твои, не чуждые богине,​И отпор, и увлеченье,​
​Алексей Кольцов​Вечен ток вдохновенья!​
​хочешь ты.​вздох, где, смея уповать​

​И холодность, и восторг,​
​Покроются одной доскою.​
​плечо.​хочет и не ​Где вторил вздоху ​
​Что́ она?– Порыв, смятенье,​дряхлость и краса​

​Золотое в загаре ​
​Но он не ​Фрина к Фрине,​
​"Поэтическая женщина"​
​А здесь пусть ​ткань​

​утешеньем.​О Лесбос, где влеклась красотка ​
​Давыдов Денис​с тобою,​

Шекспир — Ты властью красоты своей жестокой — Сонет 134

​И сквозь легкую ​
​По-прежнему служил мне ​
​терзанья!​
​песня сама.​Что съединит меня ​

​студеный и синий,​— мое второе «я» —​
​О Лесбос, где восторг увенчивал ​Потому что ты ​смертного часа,​
​И взор твой ​Чтоб только он ​
​рыдающих влекла;​Ты поёшь, потому так поёшь​

​Дай сил ждать ​профиль,​
​Окажется заложенным именьем,​А бездна мрачная ​
​дрожь​рану.​
​Он полюбит твой ​

​Теперь судьба моя​Невыносимые кудахтали лобзанья,​
​Стихнет листьев шумливая ​Ты облегчи сердечну ​
​тебе горячо.​Итак, он твой.​

Владимир Маяковский — Красавицы

​без числа,​
​дома​
​отрад елей,​
​И вздохнет о ​
​я не знаю…​

​Где водопадами срываясь ​
​Окна все пооткроют ​
​Пролив в нее ​
​Всю тебя воссоздаст​
​А тропинок и ​
​терзанья,​

​песня не та.​
​мою раздранну,​
​линий​
​лесная,​
​О Лесбос, где восторг увенчивал ​
​Без него будто ​

​Зри скорбью грудь ​
​По расплывчатым контурам ​
​Глубока наша глушь ​
​и прихотей латинских.​
​узнают​
​ты, о друг мой, к ней,​

​Темнокудрый юнец​
​тишину.​
​Мать греческих страстей ​
​Голос памятный все ​
​Сойди ж и ​
​создаю.​
​В эту грозную ​
​Был сладок поцелуй, как треснувший арбуз;​

​поют​
​могилу.​
​Мечту из тебя ​
​одну​
​и молний исполинских,​
​Слышно ль, женщины в поле ​
​На хладную твою ​
​в песню,​
​Что пустили тебя ​

​Где соплеменник солнц ​
​красота,​
​меня ведет​
​Я беру тебя ​
​у них,​
​О Лесбос, родина томительнейших уз,​
​Не стареет твоя ​

​Она всяк день ​
​А, тебя, проводив до трамвая,​
​Или совести нет ​
​и прихотей латинских,​
​росла.​
​тоску унылу,​Что ж, сердись или нет,​
​родных​
​Мать греческих страстей ​

Владимир Маяковский — Увы, слияние ума и красоты

​Горделиво и вольно ​Нет сил прогнать ​

​твою.​Может, нет у тебя ​
​– сплошное любительство!​глядя красу,​
​— грусть, и нет,​Я родинку видел ​
​от вина.​А всё остальное ​
​На твою она ​Моя ж беседа ​
​туфлях.​И шатаешься не ​
​Красивая женщина -это профессия,​и бела​
​Твоя сладчайшая беседа.​Ходишь в стоптанных ​
​Может, нищая ты, голодна​

​тут же обидятся…​Поднялась и ровна ​
​теперь​Ты — живая.​
​и ночь.​Подруги ответят и ​
​лесу​И радость ангелов ​
​Ты — сверстница мне,​Если встретились ты ​
​весело.​Молодая береза в ​

Михаил Лермонтов — К деве небесной

​победа​не слепок,​
​мне прочь,​Подругам она улыбается ​
​Расступается, кланяясь, рожь.​Тебе над смертию ​
​Между тем ты ​
​И нельзя уходить ​намеками, слухами, вздохами, взглядами.​По полям, по дорогам идёшь​
​Небесную отверзла дверь​с полотна!​

​Может, надо тебе помочь.​Приходится жить – ежедневно расстрелянной​
​тобой​отдохнула.​
​Сияла бы нам ​Может, ты — королевская дочь,​
​заклятыми.​Зеленеет трава за ​
​От зол доброта ​
​Ты второй Джиокондой​

​Существуют еще короли.​троне с друзьями ​
​земле молодой,​часы,​
​бы — Винчи,-​
​Где-нибудь, возле края земли,​
​сидит как на ​
​Ты идёшь по ​Отрадой меря где ​

Евгений Баратынский — А.А. Фуксовой

​Тебя он увидел ​утонет и князь.​

​по улице трепетной,​
​и густа.​мелькнула,​
​в Милане​В этой грязи ​
​Идет она молча ​
​У тебя тяжела ​
​Которая в тебе ​
​Что когда бы ​
​грязь,​есть навыки, тайны, и строгие принципы.​
​И копна темно-русых волос​
​красы,​и стройна,​
​За кустами невылазна ​
​профессии сказочной женщины​
​померкли от слёз​
​Ты там, где вечен цвет ​Так снежно бела ​
​не ходи.​А в редкой ​
​И глаза не ​его могила.​
​Лебединая шея​Дальше этих кустов ​
​заезжими принцами.​красота,​
​И не пожрет ​твои нынче,​
​Эй, красавица,- стой, погоди!​пусть бредят дурнушки ​
​Не стареет твоя ​причастен дух​
​Так губы свежи ​Благословеньем Божьим стал.​
​романы прошедшие,​лета.​
​Но персти не ​жарок,​
​жизни труд печальный​Пусть вдоволь листают ​Словно легкие птицы ​
​персть покрыла,​Так румянец твой ​
​И в этой ​красивою.​ней​
​Останок твой здесь ​сестрой,​
​начертал,​она не считалась ​
​Пролетит неслышно над ​
​днесь? О сердца друг!​Казалась бы младшей ​
​Андрей Рублев мне ​чем если б ​


Стихи о красоте девушки известных поэтов

​Разгорается только сильнее.​
​Но где ты ​Рядом с пеннорожденной​
​достохвальной​намного страшнее, намного опаснее,​
​красота,​
​встречаю.​На цоколе стройном, нагая,​
​Все это кистью ​
​остаться одною а, значит, бессильною,​Не стареет твоя ​
​лишь в душе ​

​Ты, я думаю молча,​Благой нарушила завет.​
​вскормленной не баснями,​
​красота"​И вид твой ​
​игрой:​Ева​Ей, с самого детства ​
​"Не стареет твоя ​Давно ли прелесть?— ныне прах,​
​И причудливой тешусь ​Из-за какого матерь ​
​сторонников.​Александр Твардовский​
​представляю:​вслед​
​цвет,​имеет своих безусловных ​Она?​
​Твою я повесть ​Я хожу тебе ​

​Уста — как некий райский ​
​каждая версия​
​вас хоть кто-нибудь:​
​чертах​
​Трогаешь их, дорогая,​
​И тут же, у подножья древа,​
​ее осуждают и ​
​Но звал ли ​

​Эльвира! в легких сих ​
​них, милая,​
​Касался нежный серафим.​не устроена,​
​Видна!..​
​Мгновенье — и краса увяла!​

​Ты глядишь на ​
​Их, верно, с робостью прелестной​
​до сих пор ​
​В глазах душа, чтоб обмануть,​
​Мгновенье — метеор исчез,​
​не отдам.​И кудри — облака над ним;​
​И если она ​

​Дана;​
​Мгновенье — льстить мечта престала,​
​За их красоту ​Открытый лоб — как свод небесный,​
​Красивая женщина – это профессия.​Вам красота, чтобы блеснуть,​
​Мгновенье — нет Авроры слез,​

​боги! —​
​выдают.​
​душу красота.​
​"Алябьевой"​
​Луч солнечный, в росе блестящий.​
​Да простят меня ​
​Все тайны духа ​
​Покуда радует мне ​

​Михаил Лермонтов​мечта,​
​Живая моя Афродита,-​
​Велеречивостью рассказа​лирными струнами,​
​Христа.​
​Приятна сердцу сна ​

​Я тебя, моя радость,​
​поют,​Пока пленяюся я ​
​За нас распятого ​Воздушный огнь, в ночи светящий,​
​следам.​

​Под ними сладостно ​Моя сердечная мечта,​
​И добровольного мученья​
​красота?—​
​Неотступно хожу по ​
​Два вещих сирина, два глаза,​

​вами​Любви, печали, отреченья,​
​Увы! что в мире ​
​Неотвязно гляжу,​
​Изгибом пальмовых ветвей.​Пребудет неразлучна с ​
​мире красота —​

​"Бренность красоты"​сердито)​
​Над ним раскинулись, широки,​днями дни:​
​Одна есть в ​
​Василий Капнист​(Ты уже покосилась ​

​бровей​Пускай летят за ​
​чистота.​Перед святыней красоты.​
​Оттого на тебя​Две тонкие дуги ​
​разлуки,​Не взоров женских ​

​Благоговея богомольно​
​Мою Афродиту нашел.​высокий;​
​нас раскроет дух ​
​И не моря, не водопады,​Вдруг остановишься невольно,​
​Я в тебе, мое чудо,​
​Нос — это древа ствол ​

​Пусть бездну между ​
​громады,​
​Но, встретясь с ней, смущенный, ты​
​На стадионе «Динамо»,​
​Обетованному Творцом.​

​отозвались они.​
​Не гор тяжелые ​
​Ты сокровенное мечтанье, —​
​мускулы​
​подобен раю,​

​В душе признательной ​
​мечта,​
​сердце ни питал​
​Я встречал эти ​
​Что лик жены ​

​звуки?​
​И не влюбленная ​
​Какое б в ​
​Дискобол.​знаком,​
​вас? забуду ль ваши ​
​Эллады,​свиданье,​
​Как диск заносил ​С искусством иноков ​
​Забуду ли я ​Не красота богов ​
​Хоть на любовное ​
​Выступал гладиатор,​
​знаю,​
​огня.​
​мире красота.​ни поспешал,​
​прямо​
​Я твердо, я так сладко ​
​Мне искра вашего ​Одна есть в ​
​Куда бы ты ​Гляди, как спокойно и ​
​прибавляли силы.​им. Дарована судьбами​
​мире красота"​исчезает.​
​Красота не угасла!​Искрились бы и ​

​Я знаю цену ​"Одна есть в ​
​В ее сияньи ​Переделывает Пракситель.​
​самоцветными​
​меня.​Константин Бальмонт​
​круг​Превращает Скопас,​
​Успехи бы камнями ​Вы обольстительно приветили ​
​Способного его постичь...​Красавиц наших бледный ​
​мира​несметное,​

​нем. Блестящими стихами​Ласкает ухо пилигрима,​

​Ей нет соперниц, нет подруг;​
​В сварливых властительниц ​
​Богатство привалило бы ​
​Мы встретилися в ​
​орлий клич​
​взирает:​
​любовниц​
​заветное,​
​сердцу нет.​
​И только гордый ​
​Она кругом себя ​
​Это жен и ​
​Чтобы сбывалось самое ​
​И где обманов ​
​Там тишина невозмутима,​
​своей;​
​Стелили постель…​
​неугасимо.​
​страданья​
​синее слилось...​
​В красе торжественной ​
​Пели песни,​
​Светила ярко и ​
​Где сладки самые ​
​Где с серым ​
​Она покоится стыдливо​
​Пряли тонкую шерсть,​
​высокая звезда​
​все желанья,​
​Устраивают карусели,​
​и страстей;​

​сыра,​
​Чтобы судьбы твоей ​
​Где исполнение находят ​
​лось,​
​Все выше мира ​
​Над кругами овечьего ​
​Горда, модна, красива, молода,​
​лишь поэт,​
​Чьи игры созерцает ​
​гармония, все диво,​
​Хлопотали они​
​и всегда,​
​В который входит ​
​И синеглазые газели,​
​Все в ней ​
​время живой.​
​Будь счастлива отныне ​
​мечтанья,​
​розы взор.​
​"Красавица"​
​Была в свое ​
​подарила.​Сей мир свободного ​
​Меж сосен белой ​
​груди, на голове, в руках...​

​Любая​То лучшее, что жизнь мне ​
​для вас.​полярных переливы,​
​С цветами на ​И — спроси их —​алмаз –​
​Открылся новый мир ​В них зорь ​

​в твоем благоуханьи,​моря,​
​Душевной дружбы восхитительный ​
​вы взоры отвратили:​гор;​
​А я стоял ​У лазурного теплого ​

​сиянье твоих глаз,​От мира мелочей ​
​В подковах озерносных ​кудрях,​
​Родились в городках​
​Что для меня ​
​Хариту, как сестру, камены окружили,​Лилово-стальные заливы​
​груди, с цветами на ​Очутившийся на Моховой,​
​тебе сейчас,​
​Прекрасный, дивный миг! возликовал Парнас,​Живет Царица Красота.​

​С цветами на ​

​Населяют Олимп,​Я счастлива сказать ​Затрепетало вдохновенье?​Где мудро, просто, но и гордо​

​сияньи,​Которые, больше не споря,​качеств нам явила.​красоты​Норвежские — моя мечта,​Ты умерла, вся в розовом ​Все богини,​Союз двух этих ​В душе довольной ​Я — северянин, и фиорды​лились, лились его мечты...​Посмотри:​ты​Как, вместо женской суеты,​"Норвежские фиорды"​И с розами ​Раскаленное зренье орла.​Но слава Богу, в полной мере ​могли свое предназначенье?​Игорь Северянин​на бедного поэта,​Пепелящая страсть,​наших дней черты…​Вы ль угадать ​может утонуть.​А розы сыпались ​Трижды земная​Такие редкие для ​Живописуемой услужливым стеклом,​то, что в море ​Без счастья, без любви, богиня красоты,​Трижды плотская,​красоты –​Блестящей грации, пред вами​Женщина – особенное море,​Но ты, Офелия, смотрела на Гамлета​Красоту создает​Увы, слияние ума и ​Обворожительным лицом​если штиль, послать хоть что-нибудь.​И думал: "Счастье там, я снова покорен!"​умерла.​страданий следы.​Любуясь ясными очами,​Женщина, как море, небо молит,​А я, повергнутый, склонял свои колени​Красота бы давно ​На лице оставляя ​любуясь перед ним,​глубиной они пренебрегли.​Безумная, как страсть, спокойная, как сон,​Создавали ее,​нежней: красота ускользает,​Их блеском шелковым ​задевают —​на шумной сцене,​кастраты, стеная,​Будь с любимой ​убирая,​только сверху душу ​ты, в цветах,​Если б эти ​Ту, чьи веки прозрачны, а губы тверды.​

​Власы роскошные вседневно ​но мужчины, словно корабли,​Мне снилась снова ​

​Дорогая, не верь!​
​Муки старят красавиц. Избавь от беды​
​Вы ль, перед зеркалом своим​
​Женщина, как море, так взывает,​
​ты..."​
​Гойя».​Мы вновь увидимся, как старые друзья.​
​Евы, как другая,​
​крючки.​
​"Мне снилась снова ​
​В гнилых откровеньях ​
​встречи​Вы ль дочерь ​
​снова попадают на ​подала.​
​В недоносках Джиотто,​И кто-то шепчет мне, что после этой ​
​шею бы.​
​а надежды – радужные рыбы —​
​Мне свою ножку ​Дюрера,​
​слыхал когда-то я;​
​И так на ​столькие обломки – хоть кричи,​
​Из-под накрытого стола​
​В склерозных распятьях ​
​В года минувшие ​И хочется плакать,​
​памяти, сокрыты​
​таким искусством​
​Поищи твое небо​
​кажется: живые эти речи​

​И как-то весело,​
​Там, на дне у ​
​Вечор она с ​
​Натурой служила швея.​
​И все мне ​
​Из груди просится,​
​шторма.​полны чувством,​
​Может быть, для Мадонны​моей, ласкаю и люблю.​
​Душа им навстречу​закипают с грохотом ​
​Её глаза так ​
​Нищий и серый?​
​Ношу в душе ​Лазурно-глубокие,​
​в беззащитных жилках​весела,​
​Что знаешь ты,​
​поры бесплотное виденье​
​твои​
​и под кожей ​
​Она так тонко ​
​«Уходи, паралитик!​
​И с той ​
​Встречу ль глаза ​
​штормом очищается сама,​небрежно,​
​Оскудело искусство!​
​красавицу мою;​Сердце запрыгает;​
​пятен жирных​
​Щедро дарили творцы».​

​С желчным присвистом,​
​Вдохновенный его карандашик​
​Взгромоздившись к бессмертной​
​В ночном ослепительном ​
​И лепечет, роняя пенсне:​
​Горделиво взглянувший,​
​На собранье богов​—​
​Приодеться тебе не ​
​Ты работала смену​По античному залу ​
​Протирая лорнеты,​
​признанных светских красавиц, который, впрочем, с годами неизбежно ​работа. Спустя считанные месяцы ​
​А. Пушкин уже иначе ​
​лет. «Мимо условий света»: пожалуй, главная черта, которую выделяет в ​лирическим высказыванием. Интонация восхищенная, но здравый смысл ​
​(перифраз). Традиционное наименование России ​
​истории своего непостоянного ​
​ней было и ​
​в описании великосветской ​
​ее местопребывание было ​
​отсутствует. Очарованный молодой поэт ​
​Н. Гончаровой, пока же поэт ​
​1828 году. В эту пору ​
​В коротком произведении ​
​сил,​
​О жены Севера, меж вами​
​— пуста.​я напрасно​
​в то время ​
​Амур спросил меня ​
​Эх,​облако жоржет.​
​Аж на старом​
​обнажают​Повернет —​
​метут​
​из газа​
​розой убиганятся.​
​Талии —​в антракте —​
​побрит что надо.​Не лечит ран ​
​радует очей,​
​хранит ее черты​

​Ужасен для души ​
​ее движенья,​Сокрыв уныние мое,​
​Беседы наши оживлять​
​Не долго радовать ​Во цвете юности ​
​И смотри — тебя забудут,​Назови твоим любимым​
​Чтоб лучше​
​Для железного цветенья,​
​И нежность песнопенья ​
​Как бы гордой ​
​годы.​лучше участь,​
​И запляшет…​
​Отпляшут кудри,​Никогда не возвратится.​
​Опадет черемух снежность,​
​Разрешите, я замечу,​
​Грудью,​Разве — это​
​Если взять наш ​И с любимым ​
​Счастлив я,​(От утрат, видать, печали!).​
​Сколько стоит​
​уста мои шептали.​виделись черты,​
​Желанья гасли вдруг ​В ее объятиях ​
​В Дориде нравятся ​
​рассказы,​
​каждый крик:​
​лирными струнами,​днями дни:​
​отозвались они.​огня.​
​Вы обольстительно приветили ​страданья​
​В который входит ​
​вы взоры отвратили:​красоты​
​Живописуемой услужливым стеклом,​Их блеском шелковым ​
​Вы ль дочерь ​Другая женщина должна​
​Все полно, дышит божеством.​
​Как дальный отзыв ​земной.​
​Своей небесной красотой;​я в раю​
​Успехи бы камнями ​
​неугасимо.​
​и всегда,​Душевной дружбы восхитительный ​
​качеств нам явила.​Такие редкие для ​
​бы​
​на́ тебе! —​
​только фай​Платье —​
​Пошеве́лится шаля —​От такой​
​Упадая​
​у глаза.​Ногти —​
​Размяк характер —​
​по опере​Но мне свободу ​
​Преследуешь его, как ростовщик,​тебя в закладе.​
​Ты не отдашь ​По-прежнему служил мне ​
​Итак, он твой.​свет.​
​Пересказав, что сказано природой,​Но только тот ​
​в сокровищнице прячет​
​Кто знает те ​
​Андрей Рублев мне ​
​Из-за какого матерь ​
​Их, верно, с робостью прелестной​Велеречивостью рассказа​
​Над ним раскинулись, широки,​Обетованному Творцом.​
​знаю,​
​И как-то весело,​
​Встречу ль глаза ​

​твой​только мог забыть ​
​угнетен; когда бы предо ​
​Всё, всё наполнило б ​желала;​
​— пуста.​
​я напрасно​
​в то время ​Амур спросил меня ​
​тишину.​Или совести нет ​
​Может, нищая ты, голодна​
​Может, надо тебе помочь.​
​В этой грязи ​Эй, красавица,- стой, погоди!​
​Что ты — моя сестра!​Потому что ты ​
​Окна все пооткроют ​поют​
​Горделиво и вольно ​лесу​
​Зеленеет трава за ​И копна темно-русых волос​
​лета.​красота,​
​Отчего же ты ​
​В эти руки ​

​полуночное,​
​неистовой силою,​И звезда моя ​
​Не веселая, не печальная,​
​С ветром в ​Но, встретясь с ней, смущенный, ты​

​Хоть на любовное ​круг​
​своей;​гармония, все диво,​
​В них скромных ​
​выражений,​Какой задумчивый в ​
​смело,​И можно с ​
​В кругу расчисленном ​
​И мимо всех ​душой,​
​Таи, таи свои мечты:​Страстей безумных и ​

​Не лечит ран ​радует очей,​
​хранит ее черты​Улыбку, хитрый взор и ​
​моей.​Внимаю каждый звук ​
​Наслушаться речей веселых​
​И тихой, ясною душою​
​собою​
​живой…​
​уста мои шептали.​

​виделись черты,​Желанья гасли вдруг ​
​В ее объятиях ​В Дориде нравятся ​
​Зачем легла к ​объятья хочется броситься​
​Хочу кокетничать глазки ​
​Мол, и в старости ​Пошлют подальше, иду поближе.​— плоскостопие,​
​Гляну в зеркальце ​нем высшее значенье,​

​Мы слушаем в ​Но внятен всем. И каждого томит.​
​не устает.​А красота превыше ​
​И сам господь ​Что знает скрипка ​
​И волосы струятся ​Она как скрипка ​
​Где слава, доблесть, гордые мечты,​
​Увы! не стало красоты ​

​нам явилась ты,​и униженье.​
​опять уснул народ, —​непогоды!​
​Не пал под ​
​Что темного в ​
​первых дней​
​Окружена защитниками края;​в роды!»​

​Как та, чье знамя ты ​красоты,​
​моих глазах бессонных,​
​Поэты предо мной ​вовек.​
​я сфинксом непостижным;​чередой,​
​то, что в море ​

​задевают —​снова попадают на ​
​Мы вновь увидимся, как старые друзья.​кажется: живые эти речи​
​И с той ​И создал я ​И девственных ланит, и шеи белизну.​
​пленительные глазки​Лесбосом рыданье!​страданье,​

​Лесбосом рыданье,​насилию самца,​
​своего паденья,​Угрюмый океан, в свою влюбленный ​
​Так что волнения ​Когда клубится в ​
​Скорбь любящей Сафо, поэта-героини,​А Лесбос грустно ​

​я на скале ​миг​
​песнопений.​В которых дерзкий ​
​Чтоб девственниц в ​
​Да не осмелятся ​услад,​

​твои дерзнет проклясть ​твоих потоки?​
​Когда в трудах ​Страданья вечные твой ​
​Неотразимая желанная краса​И утонченностью оправдана ​
​ночи душной!​за зеркала,​
​О Лесбос, где влеклась красотка ​Где вторил вздоху ​

​рыдающих влекла;​терзанья,​
​и молний исполинских,​– сплошное любительство!​
​весело.​троне с друзьями ​
​профессии сказочной женщины​

​Пусть вдоволь листают ​остаться одною а, значит, бессильною,​
​каждая версия​
​Красивая женщина – это профессия.​
​Ту, чьи веки прозрачны, а губы тверды.​И для него ​Как мимолетное виденье,​

​Без божества, без вдохновенья,​твой голос нежный,​
​И снились милые ​безнадежной,​
​ты,​"А все-таки ты скоро ​

​прохожу я​и смерти не ​
​по сто раз ​и любопытных белок ​
​брусничники на рыжих ​и под ногой​


​глаз не свожу,​
​Морозный лес.​детейпро морозпро обидупро ​

​Италиипатриотическиепро Ленинапро Уралпро ​расставаниио революциио родине ​
​музыкео небео нежностио ​летео любви к ​
​и злео дождео ​безответной любвио березео ​
​смертиО счастьеО школеОб ​

​жизниО зимеО космосеО ​строк20 строк22 строки24 ​
​красивых женщин, посвящают им стихи, вспоминают из до ​в отцы:​
​Поучительно,​тетрадь​
​Округлость божественных ляжек,​формы​
​Он молитвенно стих​Привычно скорбит Ниобея,​
​Ты смотришь, немножко робея,​
​Из-под красной косынки ​зашла,​

​И ты.​Мы проходим втроем​

​Дж. Доу.​дерзкую героиню, которую лично знал. «Расчисленных светил»: существовал своеобразный перечень ​
​и серьезная литературная ​
​главе. Действительно, в этот период ​
​в течение многих ​
​строк, анафор «с своими». Произведение является развернутым ​
​экспрессивными, щедрыми эпитетами: пылающей, бурными. Восклицание с междометием: о жены Севера ​
​делах. Она доверяла ему ​
​благополучной, хотя внешне в ​живописца и стихотворца ​
​увидеть современники А. Закревской, в дальнейшем же ​рифмовкой, деления на строфы ​
​скандальных стихотворений. Впереди встреча с ​Стихотворение создано в ​
​«Портрет» Пушкина​Стремится до утраты ​страстями,​
​Как голова твоя ​Теперь желал бы ​
​Я не имел ​голову.​

​с полуголого.​

​только​Не дыши.​
​ряд жемчужин​сторонитесь, рефы.​
​пол​
​Спины​Крашеные губки​
​нравится.​Смотрю​
​В смокинг вштопорен,​
​—​Ничто, ничто моих не ​
​В заветном золоте ​разлученья​

​Смотрю на все ​дум тяжелых,​
​Беспечной, милой остротою​ей;​
​Она приметно увядает​Жизнь идёт, а годы скачут,​
​Не красивых —​
​На костер ее!​
​тела —​
​Всё!-​
​немало:​

​Умереть в такие ​

​Я не знаю ​

​Память вздрогнет​Опадут,​
​молодость и нежность​
​________________________​неизвестно,​
​То кокетничает​
​Живописная лахудра?​
​Это — крохи,​
​И грусть,​
​Перекоп мы защищали?..​
​Ей очень грустно​Профиль птичий…​
​И имя чуждое ​Другие милые мне ​
​сменялись,​
​пир ночной,​Боюсь узнать, что знала ты!​Но прекрати свои ​
​Ловлю я жадно ​Пока пленяюся я ​
​Пускай летят за ​В душе признательной ​
​Мне искра вашего ​нем. Блестящими стихами​
​Где сладки самые ​мечтанья,​
​От мира мелочей ​В душе довольной ​
​Блестящей грации, пред вами​убирая,​
​не можешь быть!​ль тебя любить?​
​И твой привет, и твой укор,​нем;​
​Забыл о радости ​
​пленил мою​Когда бы встретил ​
​несметное,​Светила ярко и ​
​Будь счастлива отныне ​
​сиянье твоих глаз,​Союз двух этих ​
​красоты –​к такому платью ​
​Брошки — блещут…​на морже​
​шеншиля.​в брильянтах уши.​
​шлейфы.​цвета лососиньего.​
​Ретушь —​кубки.​
​красавка на красавице.​По гранд​
​он в залог,​своей жестокой​
​Готов остаться у ​хочешь ты.​
​— мое второе «я» —​красе и чести!​
​Восторженно дивиться будет ​тобой назвал.​
​Достоинства виновнику похвал.​

​Кто у себя ​
​Благословеньем Божьим стал.​

​достохвальной​
​цвет,​
​И кудри — облака над ним;​
​поют,​бровей​
​подобен раю,​Я твердо, я так сладко ​
​Из груди просится,​Сердце запрыгает;​
​Слышу ли голос ​
​Когда б я ​
​Я не был ​—​
​Казалось, мне она понравиться ​Как голова твоя ​
​Теперь желал бы ​Я не имел ​
​я не знаю…​
​В эту грозную ​
​родных​
​и ночь.​Может, ты — королевская дочь,​
​грязь,​тебя люблю!​
​Мне очень-очень нравится,​
​Ты поёшь, потому так поёшь​
​песня не та.​Слышно ль, женщины в поле ​
​глядя красу,​Молодая береза в ​
​земле молодой,​

​померкли от слёз​
​Словно легкие птицы ​

​Не стареет твоя ​
​— позабудется…​брови восточные,​
​Отвори мне лицо ​
​Обниму их с ​моя обручальная,​
​Драгоценная моя женщина!​

​Зацелована, околдована,​
​Ты сокровенное мечтанье, —​ни поспешал,​

​Красавиц наших бледный ​В красе торжественной ​
​Все в ней ​улыбкой Леля —​
​И сколько томных ​
​Глаза Олениной моей!​

​Она владеет ими ​
​Придворных витязей гроза,​
​Как беззаконная комета​
​Она является порой​

​С своей пылающей ​рассказы,​
​каждый крик:​—​
​Ничто, ничто моих не ​В заветном золоте ​
​Играет локоном — и верное стекло​Ужасен для души ​

​ее движенья,​Сокрыв уныние мое,​
​Беседы наши оживлять​Не долго радовать ​
​Во цвете юности ​
​И имя чуждое ​Другие милые мне ​

​сменялись,​пир ночной,​
​Я хуже, чем была, но лучше, чем буду!​низкого качества —​
​К мужчине в ​скажу, не тут-то было!​
​покорны,​

​немного ниже,​
​Носить не могу ​Челюсть вставлена, трудно дышится.​
​И узнаем в ​и забот,​
​смысл ее гармоний.​

​И одарять собой ​

​себя не узнает.​
​свече?​на моем плече.​прижимаю.​
​Богиня Свободы!​колесницы?​
​Где твой румянец? Гордый взгляд орлицы?​Лишь грезой счастья ​
​И золото его ​Чрез двадцать лет ​
​Как жаждало военной ​
​Боясь лишь одного: чтоб край родной​
​Богиня Свободы!»​Еще дитя, узнал я с ​ты,​
​Народ кричал: «Хвала из рода ​ты,​
​видел в блеске ​Сиянье вечности в ​
​насытить глад мечтаний,​смеюсь, не плачу я ​
​В лазури царствую ​
​И грудь моя, что всех погубит ​Женщина – особенное море,​
​только сверху душу ​а надежды – радужные рыбы —​встречи​
​И все мне ​
​красавицу мою;​
​волну!..​заметил я невольно​
​Светили мне твои ​тех пор над ​
​ночной вопит еще ​
​тех пор над ​И предала себя ​

​Сафо, погибшая в день ​
​над бездной уповала,​

​Венеры затмевала,​
​прекрасней нежной сини,​Узнать, спокойно ли, приветливо ли море;​
​рыданиях скала,​С тех пор ​
​Как зоркий часовой, который что ни ​был для строгих ​
​черных посвящений,​песнопений,​
​вам смешон, и пресловутый ад!​
​О девы, чистые средь гибельных ​Кто из богов ​
​пролились из глаз ​пороки,​
​иные небеса;​образ оправдали;​
​избытком поцелуев​О Лесбос, млеющий во мраке ​
​Когда, подруг своих приняв ​ревновать;​
​Фрина к Фрине,​А бездна мрачная ​
​О Лесбос, где восторг увенчивал ​Где соплеменник солнц ​
​А всё остальное ​Подругам она улыбается ​
​сидит как на ​А в редкой ​
​красивою.​
​вскормленной не баснями,​ее осуждают и ​
​страданий следы.​
​Муки старят красавиц. Избавь от беды​
​в упоенье,​явилась ты,​
​мои​И я забыл ​

​голос нежный​
​В томленьях грусти ​

​Передо мной явилась ​
​одно я повторяю, торжествуя:​Когда январским лесом ​
​и старится,​
​чередованье​Труд муравьев, и птичьи новоселья,​

​головой,​
​землю​

​красотой,​
​учителяпро футболпро цветыфилософские​
​мамупро маму для ​
​театрео трудео чувствахоб ​радостио радугео разлукео ​

​молитвео морео мужео ​детейо кошкахо лесео ​
​деревьяхо детствео добре ​Россиио Санкт-Петербургео Северео Сибирио ​
​родинеО свободеО семьеО ​
​дружбеО женщинеО животныхО ​строк14 строк16 строк18 ​

​в русской(и не только) поэзии. Она может даровать, а может наказать. Мужчины влюбляются в ​Нас божественной радостью​
​Я гожусь вам ​
​«Молодой человек! —​И в большую ​
​бы пощупать​Кто прозрел твои ​

​Его ослепляет Даная.​Закатившая очи,​
​слышно,​
​Краешек синей спецовки,​
​Ты домой не ​Старичок завсегдатай​

​На героев, поднявших щиты.​
​любовной миниатюры «Портрет» А. Пушкина стала картина ​
​он взирает на ​очагу, уюту собственного дома. Конечно, в планах была ​
​рискованным эпитетом во ​

​пищей для сплетен ​
​внимание аллитерация первых ​
​градация с весьма ​
​поверенным в любовных ​жизнь не была ​

​убедиться в мастерстве ​
​художника Д. Доу. Эту работу успели ​

​опоясывающей и перекрестной ​
​по поводу его ​
​своей возлюбленной.​
​светил.​

​условий света​
​С своими бурными ​страстной,​
​весь до дна.​его вина —​
​да еще бы…​с платья​

​да крепдешин,​
​пухом.​на грудинке​
​красоты​
​с высоты,​Оттеняет синь его.​

​в глянце.​
​всё мне​гуляю грандом.​
​Grand Op?ra)​
​Святой залог любви, утеха грусти нежной ​

​часы томительной разлуки​
​красоты​И миг единый ​

​нее;​Спешу в волненье ​
​своей,​Не долго наслаждаться ​
​Минутной, нежной красотой?​И будет худо.​
​Не богатых,​Красота дана природой.​
​И даже нежность ​
​миновала.​Лишь одно страшит ​
​Умереть, борясь и мучась,​Дорогая прошлость ваша?..​
​бешеном стакане,​
​Через белые равнины.​
​К нам же ​Спрятан разум человечий…​

​Если вам уж ​
​Людям надо?​

​вы эпохе,​
​Это — капли,​
​И смех,​
​Бюстом​
​Так идёт.​Гордо стянет​
​печали,​

​темноты​
​Восторги быстрые восторгами ​Вчера, друзей моих оставя ​

​заразы,​Как упоителен язык!​
​Твоих признаний, жалоб нежных​
​Моя сердечная мечта,​разлуки,​
​звуки?​им. Дарована судьбами​

​Мы встретилися в ​все желанья,​
​Сей мир свободного ​Хариту, как сестру, камены окружили,​
​Как, вместо женской суеты,​
​Обворожительным лицом​Власы роскошные вседневно ​

​Но так мила ​И я могу ​
​во всём;​Как вспоминание об ​
​(не утаю)​
​Он душу бы ​

​прибавляли силы.​Богатство привалило бы ​
​высокая звезда​подарила.​
​Что для меня ​ты​
​Увы, слияние ума и ​Эх,​

​облако жоржет.​Аж на старом​
​обнажают​Повернет —​
​метут​из газа​
​розой убиганятся.​Талии —​

​в антракте —​побрит что надо.​
​Свою свободу отдал ​Ты властью красоты ​
​бесконечной доброты​
​хочет и не ​Чтоб только он ​

​Звучат хулой твоей ​
​Которому бесчисленные годы​

​Кто попросту тебя ​
​Как беден стих, который не прибавил​
​только ты?​
​жизни труд печальный​
​Все это кистью ​
​Уста — как некий райский ​
​Открытый лоб — как свод небесный,​
​Под ними сладостно ​
​Две тонкие дуги ​Что лик жены ​
​шею бы.​
​Душа им навстречу​
​клетке,​
​взоры ледяные!..​
​с насмешкою пустой,​
​иным, бессмысленным желаньем​
​и груди полнота ​

​вихре бала;​
​страстной,​

​весь до дна.​
​его вина —​А тропинок и ​
​одну​
​Может, нет у тебя ​Если встретились ты ​Существуют еще короли.​

​За кустами невылазна ​Я больше всех ​Приветлива, добра,​
​дрожь​Без него будто ​
​красота,​На твою она ​
​Расступается, кланяясь, рожь.​Ты идёшь по ​

​И глаза не ​ней​только чудится?​
​Что не сбудется ​
​В эти черные ​
​Обожгу тебя, горькую, милую.​твоими коленями,​Ты и песнь ​

​в оковы закована,​Перед святыней красоты.​сердце ни питал​
​Куда бы ты ​Ей нет соперниц, нет подруг;​
​Она покоится стыдливо​Так созерцает божество.​
​Потупит их с ​

​простоты,​
​Но, сам признайся, то ли дело​Ее черкесские глаза,​
​—​
​сил,​О жены Севера, меж вами​

​Боюсь узнать, что знала ты!​Но прекрати свои ​Ловлю я жадно ​
​Святой залог любви, утеха грусти нежной ​часы томительной разлуки​
​красоты​
​цветами окружает,​разлученья​

​Смотрю на все ​дум тяжелых,​Беспечной, милой остротою​
​ей;​Она приметно увядает​
​печали,​темноты​
​Восторги быстрые восторгами ​Вчера, друзей моих оставя ​

​мной повсюду.​

​А память стала ​
​сумочку, где валидол.​
​Но я вам ​Любви все возрасты ​
​И слух стал ​Туфли куплю, в журнале копия,​

​Годы идут, годы движутся,​
​медленное пенье​

​И, отрешась от распрей ​И очень сложен ​
​без стараний​Ведь высший дар ​ней? Что пламя о ​
​Она как скрипка ​
​К себе рукою ​ты,​

​и венки и ​
​дней?​своды,​
​свои кладет​Богиня Свободы!​
​к оружию тогда!​детскою душою,​

​И звал тебя: «Будь матерью моей,​боевая.​
​Обломки старины топтала ​славою цвела;​
​Когда бессмертною казалась ​Тебя ль я ​
​мне влечет, покорных и влюбленных,​И, с тщетной жаждою ​

​Вовек я не ​
​Подобной веществу, предвечной и немой.​

​камня, я прекрасна!​если штиль, послать хоть что-нибудь.​
​но мужчины, словно корабли,​
​столькие обломки – хоть кричи,​И кто-то шепчет мне, что после этой ​
​моей, ласкаю и люблю.​По легким признакам ​
​Родных кудрей покинувший ​Сквозь дымку легкую ​
​твой отрадный, как мечта.​И слышится с ​
​И в темноте ​
​И слышится с ​
​мерзкого раденья​Венеры затмевала,​
​Тот, на кого Сафо ​Чья красота красу ​
​Поскольку черный глаз ​
​Труп обожаемой Сафо, что уплыла​
​И содрогается в ​
​Фрегат стремительный, тартана или бриг;​
​Левкадской страж прилежный.​Один я избран ​
​Один сподобился я ​был для строгих ​
​И рай был ​

​судить вас лицемеры,​
​потоп?​

​И в море ​твои дерзнет проклясть ​
​Где грезятся сердцам ​
​Страданья вечные твой ​Свой искупаешь грех ​
​тела;​ночи душной,​
​Сафо заставила Венеру ​

​О Лесбос, где влеклась красотка ​Невыносимые кудахтали лобзанья,​
​и прихотей латинских.​О Лесбос, родина томительнейших уз,​
​Красивая женщина -это профессия,​намеками, слухами, вздохами, взглядами.​по улице трепетной,​
​заезжими принцами.​она не считалась ​Ей, с самого детства ​

​не устроена,​На лице оставляя ​
​И жизнь, и слезы, и любовь.​И сердце бьется ​
​И вот опять ​Тянулись тихо дни ​
​Рассеял прежние мечты,​Звучал мне долго ​

​красоты.​мгновенье:​
​сплошь,​красот!​
​рождается, меняется, растет,​
​шумного веселья​травой...​

​величественный гул над ​Люблю землею пахнущую ​
​Я восхищаюсь этой ​розыпро ромашкипро улыбкупро ​
​карие глазапро кинопро ​страстио судьбео творчествео ​
​для детейо работео ​расстояниио мечтео мирео ​
​зимео зиме для ​временио городео деревнео ​


​Кавказео Крымео Москвео ​поэзииО природеО религииО ​
​войнеО детяхО добротеО ​
​Показать все10 строк12 ​красоте отдельная тема ​
​чистым,​

​Верьте мне,​Которые он испытал.​
​пьедестал.​
​Он не прочь ​
​Ответь, красота неземная,​

​Завсегдатай шалеет.​
​колонн.​
​Ты ступаешь чуть ​И глядит из-под фартука​

​от вальцовки.​Я, пришедший взглянуть,​
​На безруких богинь,​
​Поводом для создания ​сбываться. А пока же ​
​довольно бурное прошлое, тосковал по семейному ​огласки, живет страстями. «Беззаконная комета»: афористическое сравнение с ​
​натуру красавицы, ее ветреность. Похождения графини были ​
​Северной Пальмиры, кстати). Обращает на себя ​
​самого поэта, воспроизводящие вышеупомянутую картину. Например, на черновике «Полтавы». Открывает стихотворение перечислительная ​
​и достаток. В конечном счете, А. Пушкин сделался ее ​
​замужем, однако семейная ее ​в XX веке. Теперь можно воочию ​
​кисти выдающегося английского ​
​портрету, размер – четырехстопный ямб с ​из двух расследований ​
​дает вдохновенное описание ​
​В кругу расчисленном ​
​И мимо всех ​
​душой,​Затем, что чаша влаги ​
​Но выпил кубок ​Хочу ль испить ​
​бы​на? тебе! —​
​только фай​Платье —​
​Пошеве?лится шаля —​От такой​
​Упадая​у глаза.​
​Ногти —​Размяк характер —​
​по опере​(Раздумье на открытии ​
​дар возлюбленной моей,​Но в тихие ​
​Пускай увенчанный любовью ​речей, —​
​И наглядеться на ​Страдальца душу услаждать…​
​Счастливый круг семьи ​Увянет! Жизнью молодою​Увы! зачем она блистает​
​Не поймёшь —​Женской нежностью томима,​
​А тебе, как влага туче,​Всё!-​Жизнь меня не ​
​суровой ломке​свода:​
​тогда поманит​И как в ​
​приходит мудрость​
​родится.​другое место​
​Задом.​Разве — это​

​Что же дали ​
​Преждевременно прощусь.​Отдал всё —​пышным​
​Цену — вашему величью?..​Гордо морду,​
​полон был таинственной ​Я таял; но среди неверной ​
​душой;​И бледное лицо, и очи голубые…​
​Боюсь их пламенной ​
​мятежных​
​душу красота.​вами​нас раскроет дух ​
​вас? забуду ль ваши ​Я знаю цену ​
​сердцу нет.​Где исполнение находят ​
​для вас.​Прекрасный, дивный миг! возликовал Парнас,​
​могли свое предназначенье?​
​Любуясь ясными очами,​Вы ль, перед зеркалом своим​
​Ты превосходней, чем она,​ты создана,​Твой голос нравится ​
​взор,​
​в тот миг ​
​образ твой,​Искрились бы и ​
​заветное,​Чтобы судьбы твоей ​
​То лучшее, что жизнь мне ​
​тебе сейчас,​Но слава Богу, в полной мере ​

​голову.​с полуголого.​
​только​
​Не дыши.​ряд жемчужин​
​сторонитесь, рефы.​
​пол​Спины​

​Крашеные губки​нравится.​
​Смотрю​В смокинг вштопорен,​
​судьбою одинокой.​
​и твой должник.​А он из ​
​Но он не ​Окажется заложенным именьем,​

​любезной лести​твой портрет,​
​прославил,​красоты?​
​Правдивых слов, что ты есть ​
​И в этой ​Благой нарушила завет.​
​И тут же, у подножья древа,​выдают.​

​Два вещих сирина, два глаза,​высокий;​
​знаком,​И так на ​
​Лазурно-глубокие,​
​Как птичка в ​Лицо бесцветное и ​
​Не пролетала тень ​Когда б совсем ​

​Природный блеск ланит ​
​её в весёлом ​
​Затем, что чаша влаги ​Но выпил кубок ​
​Хочу ль испить ​лесная,​
​Что пустили тебя ​

​от вина.​мне прочь,​
​Где-нибудь, возле края земли,​
​не ходи.​не утаю:​
​Ты — умница, красавица,​Стихнет листьев шумливая ​
​узнают​Не стареет твоя ​

​и бела​По полям, по дорогам идёшь​и густа.​
​красота,​Пролетит неслышно над ​Или это мне ​
​Что прибавится — не убавится,​эти очи тяжелые,​стихотвореньями​
​Я склонюсь над ​неба сошедшая,​Вся ты словно ​
​Благоговея богомольно​Какое б в ​исчезает​

​взирает:​и страстей;​
​Поднимет — ангел Рафаэля​и мечты!..​
​И сколько детской ​живей;​
​Сравнить, особенно стихами,​Она мила — скажу меж нами ​
​Стремится до утраты ​страстями,​

​заразы,​Как упоителен язык!​Твоих признаний, жалоб нежных​
​дар возлюбленной моей,​Но в тихие ​Пускай увенчанный любовью ​
​Она пред зеркалом ​И миг единый ​
​нее;​Спешу в волненье ​своей,​
​Не долго наслаждаться ​Минутной, нежной красотой?​полон был таинственной ​

​Я таял; но среди неверной ​душой;​И бледное лицо, и очи голубые…​
​Одно утешение со ​на переносице.​
​А лезу в ​сила.​
​очень упорно:​
​Не то дальнозоркая, не то близорукая.​Шея в складках, лицо в морщинах.​узнает.​

​То долгое и ​
​никто не посторонний.​на моем плече.​
​Она себя являет ​творенье?​Что я о ​
​Как музыка немая.​
​И я ее, подобно скрипачу,​

​Погибло все — и не богиня ​
​Но где же ​Ты ль это, божество тех светлых ​
​Мы воздвигали жертвенные ​Пришелец на весы ​
​года,​Как все рвалось ​
​Не понимал я ​

​его невзгоды —​Порой звучала песня ​
​Богиней Свободы!​Ты прелестью и ​поезд окружала,​
​зеркалах.​Но их ко ​
​гордых изваяний,​Презрев движение, любуюсь неподвижным;​
​любовью властно,​О смертный! как мечта из ​

​Женщина, как море, небо молит,​Женщина, как море, так взывает,​
​памяти, сокрыты​
​слыхал когда-то я;​Ношу в душе ​
​воображенье​локон своевольный,​
​уста.​Звучал мне голос ​

​берега;​вселенной дорога,​своего паденья.​
​Она унизилась до ​Чья красота красу ​
​превозмочь​Скорбь любящей Сафо, поэта-героини,​Венеры превзошла,​
​вскоре​Смотрю, спокойно ли, приветливо ли море,​
​в лазури безмятежной​я на скале ​сумрак слез;​

​превознес;​
​Один я избран ​
​возвышеннейшей веры,​
​Да не осмелятся ​кто взвесил бы ​

​лоб,​Кто из богов ​
​блистательные дали.​Пусть хмурится Платон, запретное почуяв!​
​Ты благородная, ты нежная страна.​
​Юницы нежили созревшие ​О Лесбос, млеющий во мраке ​

​На прелести твои, не чуждые богине,​терзанья!​
​без числа,​
​Мать греческих страстей ​и прихотей латинских,​
​тут же обидятся…​Приходится жить – ежедневно расстрелянной​

​Идет она молча ​пусть бредят дурнушки ​
​чем если б ​
​сторонников.​
​до сих пор ​нежней: красота ускользает,​

​И божество, и вдохновенье,​
​красоты.​
​Душе настало пробужденье:​В глуши, во мраке заточенья​
​Шли годы. Бурь порыв мятежный​

​суеты,​
​Как гений чистой ​
​Я помню чудное ​
​в стоцветных блестках ​Не выношу безжизненных ​

​Люблю я все, что плещется, струится,​
​Внезапной грусти,​кочкарники с каемчатой ​
​Люблю кипенье, вздохи, шелест, шорох,​приемлю.​
​деревья-мумии, деревья-изваянья...​для детейпро рассветпро ​

​домашних животныхпро животныхпро ​сестрео солнцео спортео ​
​погодео подругео природе ​
​мужчинео любви на ​закатео здоровьео землео ​
​вечерео временах годао ​векСоветскиеЮмористическиегрустныедлинныеколыбельныекороткиелирическиелучшиео Волгео Грузиио ​

​мужчинеО музеО музыкеО ​детейЗолотой векКлассикаКолыбельныеМистикаНезаконченныеО веснеО ​• О женской красоте​
​• Стихи о женской ​Покуда оно было ​
​Проповедует он,-​Те заносит восторги,​
​На тесный ее ​сне?»​

​«О небесная прелесть!​Пленяет тебя Аполлон.​
​Под стволами коринфских ​Сверкающий клубень волос.​
​пришлось.​И прямо сюда ​
​музея:​

​Туристы блуждают, глазея​
​менялся.​
​желания его начали ​оценивал и свое ​
​ней поэт. «До утраты сил»: практически не боится ​автору не отказывает. Он вполне уяснил ​

​(сходный смысл у ​сердца. Сохранились также наброски ​
​положение в свете ​прелестницы. Надо сказать, что она была ​
​много лет неизвестно. Ее обнаружили лишь ​любуется изображением графини ​
​увлечен А. Закревской. Жанр – любовное послание к ​поэту 29 лет, он едва выпутался ​
​«Портрет» Александр Сергеевич Пушкин ​Как беззаконная комета​
​Она является порой​С своей пылающей ​
​Смочить горящие уста,​жажды,​
​однажды,​к такому платью ​
​Брошки — блещут…​на морже​
​шеншиля.​
​в брильянтах уши.​шлейфы.​
​цвета лососиньего.​Ретушь —​
​кубки.​красавка на красавице.​
​По гранд​любви безумной, безнадежной​
​И ни единый ​И письма тайные, награда долгой муки,​
​моей.​Внимаю каждый звук ​

​Наслушаться речей веселых​И тихой, ясною душою​
​собою​живой…​
​Как красивую собачку…​Воина трудолюбивых!​
​Освещалася свобода.​

​Для единственного дела…​—​
​незнакомкой​И меня в ​
​Голубей не вижу ​
​Чем же вас ​

​Зацветут седины.​
​К нам всегда ​Опадет и вновь ​
​Что совсем в ​
​То кокетничает​Ищут люди?​

​век премудрый.​
​небосводом​
​Что этим годам​
​Не твоим ли ​

​Ваша гордость?​
​Приподнимет​И весь я ​
​и снова разгорались;​я негу пил ​
​и локоны златые,​

​Таи, таи свои мечты:​Страстей безумных и ​
​Покуда радует мне ​Пребудет неразлучна с ​
​Пусть бездну между ​Забуду ли я ​
​меня.​

​И где обманов ​
​лишь поэт,​Открылся новый мир ​

​Затрепетало вдохновенье?​Вы ль угадать ​
​любуясь перед ним,​Евы, как другая,​

​Надежды юноши манить;​
​Не для земли ​

​дальных гор,​
​Спокоен твой лазурный ​

​И я б ​На третьем небе ​
​самоцветными​Чтобы сбывалось самое ​

​Горда, модна, красива, молода,​
​алмаз –​Я счастлива сказать ​

​наших дней черты…​да еще бы…​
​с платья​да крепдешин,​

​пухом.​на грудинке​
​красоты​с высоты,​

​Оттеняет синь его.​в глянце.​
​всё мне​гуляю грандом.​

​возвратить не мог!​
​И мне грозишь ​
​Он поручитель мой ​
​его корысти ради.​утешеньем.​
​Теперь судьба моя​А голоса тебе ​
​Он создает правдивый ​в стихах себя ​Пример тебе подобной ​
​слова, что больше значат​начертал,​
​Ева​Касался нежный серафим.​
​Все тайны духа ​Изгибом пальмовых ветвей.​
​Нос — это древа ствол ​С искусством иноков ​
​И хочется плакать,​твои​
​Звонкий и ласковый,​
​черты другие,​мной​

​мне ум очарованьем,​Очей приветливость, движений быстрота,​
​Я видел раз ​Смочить горящие уста,​

​жажды,​

​однажды,​
​Глубока наша глушь ​
​у них,​И шатаешься не ​
​И нельзя уходить ​
​утонет и князь.​
​Дальше этих кустов ​И от тебя ​
​песня сама.​
​дома​
​Голос памятный все ​росла.​
​Поднялась и ровна ​
​тобой​У тебя тяжела ​
​Не стареет твоя ​Разгорается только сильнее.​
​плачешь, красавица?​твои полуголые.​Дай войти в ​
​И слезами и ​сумашедшая.​
​Словно с темного ​поле когда-то обвенчана,​
​Вдруг остановишься невольно,​свиданье,​
​В ее сияньи ​Она кругом себя ​
​Все выше мира ​граций торжество;​
​И сколько неги ​них гений,​
​Они горят огня ​южными звездами​
​светил.​условий света​
​С своими бурными ​

​Боюсь их пламенной ​мятежных​
​любви безумной, безнадежной​И ни единый ​
​И письма тайные, награда долгой муки,​гордость отражает.​
​Взгляни на милую, когда свое чело​

​речей, —​И наглядеться на ​
​Страдальца душу услаждать…​Счастливый круг семьи ​
​Увянет! Жизнью молодою​Увы! зачем она блистает​
​И весь я ​и снова разгорались;​

​я негу пил ​и локоны златые,​
​нему, забыла начисто.​Да мешают очки ​
​в пол,​на любовь есть ​
​Нам Пушкин пел ​Вдаль не вижу, вблизи как безрукая,​

​— одна кручина,​Которое себя не ​
​минуту просветленья​
​И для нее ​Она как скрипка ​
​дарований —​— что знает о ​

​о высоком пенье?​по плечу,​
​на моем плече.​
​Величие, дивившее народы?​твоей.​
​Богиня Свободы!​Когда, в пылу надежд, для красоты​

​Вулкан, потухший после изверженья;​О, возврати мне детские ​
​иноземною рукою.​эпохе было той,​
​Сиротский жребий и ​
​И пели девы, сыпались цветы,​Твой взор горел; богиней ты была,​

​в руке держала?​Когда толпа твой ​
​Где все прекраснее, как в чистых ​склоняются во прах.​
​Я — строгий образец для ​Как лебедь, я бела, и холодна, как снег;​
​Сердца художников томит ​может утонуть.​

​глубиной они пренебрегли.​крючки.​
​Там, на дне у ​В года минувшие ​
​поры бесплотное виденье​тогда в моем ​
​Счастливец! видел я и ​И улыбалися лукавые ​

​Из-под таинственной, холодной полумаски​Пьянящей жалобой озвучив ​
​Хотя земля его ​Сафо, погибшая в день ​
​Когда, презрев обряд, чарующий сердца,​дочь,​
​не в силах ​нем страдальческая мгла:​
​Чья красота красу ​ждет, не выплывет ли ​
​Левкадской страж прилежный.​Ждет, не возникнет ли ​
​С тех пор ​смех и горький ​
​цвету стихом я ​судить вас лицемеры!​
​Вы были жрицами ​пороки?​
​На золотых весах ​поник твой изможденный ​
​образ оправдали!​
​Улыбкою влекла в ​

К Керн*

​вина;​Пусть хмурится Платон, запретное почуяв;​
​Прельщаясь наготой пленительно-послушной,​Фрина к Фрине.​
​вздох, где, смея уповать​
​О Лесбос, где восторг увенчивал ​Где водопадами срываясь ​

​Был сладок поцелуй, как треснувший арбуз;​Мать греческих страстей ​
​Подруги ответят и ​заклятыми.​
​есть навыки, тайны, и строгие принципы.​романы прошедшие,​
​намного страшнее, намного опаснее,​имеет своих безусловных ​

​И если она ​
​Будь с любимой ​
​воскресли вновь​Как гений чистой ​
​Без слез, без жизни, без любви.​

​Твои небесные черты.​
​черты.​В тревогах шумной ​
​Как мимолетное виденье,​
​оживешь!"​

​и он молчит,​
​боится...​на дню.​
​беготню...​
​косогорах,​листвы упругий слой.​

​а сердцем не ​В парадном одеянье​
​облакапро одиночествопро папу ​бабушкупро глазапро дедушкупро ​
​для детейо родителяхо ​
​несчастной любвио ночио ​


​девушкео любви к ​душео женской красотео ​
​богео вдохновениио ветрео ​​историиОб осениОб отцеПереводыПесниПоэмыРомантическиеСатирическиеСеребряный ​​любвиО мамеО молодостиО ​​строки28 строк4 строкиБасниДля ​​конца жизни.​
​​