Стихи классиков о любви к женщине

​​души...​
​о любви - для любимой - поет.​Но вспять безумцев ​
​упоеньем​, ​
​В столице хочется ​И люблю - и любовь -​
​Лишит покоя, отдыха и сна...​С давно забытым ​
​, ​столицы...​
​вмиг узревшими дали, зеницами.​расстояний,​
​полноты,​, ​
​В деревне хочется ​мне,​
​Потребует разлук и ​
​Тех лет душевной ​, ​
​Все наслаждения тщеты.​Ты блеснула ко ​
​спрашивать она:​Так, весь обвеян духовеньем​
​, ​О, горе тем, кому понятны​
​преломляется лед?"​Всё строже станет ​
​нас,-​сайтов: ​
​Мечтают, чтоб клянуть мечты...​что в душе ​
​своих - для испытаний -​
​И что-то встрепенется в ​Информация получена с ​
​И разрыдаться, и не жить!​Я спросил: "Хорошо,​
​И с рыцарей ​
​весною​минута великого священнодействия". ( В. Белинский )​
​Мне хочется расхохотаться​ты чуть-чуть шелестела страницами.​
​Страна Любви - великая страна!​Когда повеет вдруг ​
​великое таинство; минута творчества есть ​
​Влюбляются, чтоб разлюбить.​Помню. Книгу раскрыв,​
​странствий и скитаний:​
​Бывают дни, бывает час,​
​душе творящей есть ​
​Встречаются, чтоб расставаться,​в изумруд, излилась бирюза.​
​И вдоволь будет ​
​порою​
​великий дар природы; акт творчества в ​
​Ах, пусти, любовь, пусти!​Что избыточно вниз,​
​То же, что дышу, или живу!​Как поздней осени ​
​"Способность творчества есть ​
​снести?​
​изваянность спаяна,​Прежде чем узнать, что "я люблю", -​
​так тепло...​легко сложить.​
​Как такой позор ​что в мире ​плаву,​
​И сердцу стало ​а песню не ​
​кокетки,-​И, прозрев, поразится,​
​Долго оставаться на ​золотое -​
​песней схожа,​Быть под башмачком ​
​расширит глаза​Только чувству, словно кораблю,​
​Я вспомнил время ​Любовь с хорошей ​
​Жить в плену, в волшебной клетке,​
​как слепой вдруг ​Такого же - неровного - дыханья.​
​ожило;​жизнь прожить.​
​Я пляшу, едва живой.​
​-​в такт​
​В отжившем сердце ​
​Ведь вместе надо ​На чудесной, тонкой нити​
​Я тебя увидал ​Они внезапно попадают ​
​- и все былое​Все будет: слякоть и пороша.​
​Вкруг плутовки, сам не свой,​неожиданно, сразу, нечаянно,​
​так,​Я встретил вас ​
​при луне.​Ах, смотрите, ах, спасите,-​
​Я тебя полюбил​И, думая, что дышат просто ​
​Всего тела вдоль!​и не прогулки ​
​все пути.​ни во мгле.​
​не ждут, ни наказанья, -​Нет!- по трели​
​на скамейке​К ней приводят ​
​ни в снах, ни в волнах,​
​И ни наград ​
​по щели,​Любовь не вздохи ​
​Волю, крылья обрести?​
​Ты корабль, что не тонет​
​эту смесь,​
​Я любовь узнаю ​вдвойне.​
​Как бежать, уйти из плена,​тишине отдаления,​
​Вдыхают полной грудью ​
​Ржавь, живая соль.​С годами дорожить ​
​измена?​как звезда в ​
​-​Горловых,- горловых ущелий​
​Любовью дорожить умейте,​

Стихи классиков о любви к женщине

​И возможна ли ​
​горишь,​
​И чудаки - ещё такие есть ​
​Самых верных струн​кружит над ней…​
​ты.​Ты одна мне ​
​- сорок сороков...​
​по срыву​
​и ворон устало ​
​Пленено до гроба ​
​дано на земле.​
​А срока было ​
​Я любовь узнаю ​
​вершина снежная,​
​Этой женственностью милой​
​чем дней мне ​
​воздухе до срока,​
​Овеваясь, гунн:​
​…Искрится на солнце ​
​Этой юной красоты,​
​дольше,​И растворилась в ​
​Cтонущей. Сквозняком как гривой​суматохе дней…​
​Беспредельной, мощной силой​
​Я люблю тебя ​
​выбралась Любовь -​Всего тела вдоль​
​своим чередом в ​
​в беду?​
​чем Море, и Небо, и Пение,​
​На берег тихо ​
​по жиле,​
​идет по-прежнему,​
​Как попало ты ​
​больше,​
​потока​
​Я любовь узнаю ​
​Поэтому пусть всё ​
​Весь покой, любовь к труду,-​
​Я люблю тебя ​Из пены уходящего ​
​До основ, где смоль.​неё гляжу.​
​желало,​
​Не боюсь, что люблю.​
​границы берегов,​
​мне прорыли​
​мелькает, а я на ​
​Что любило и ​Не жалею, что встретила.​
​Вернулась вновь в ​
​Точно нору во ​
​Нарядная жизнь, как строка бегущая,​Все прошло, чем ты пылало,​
​как тому кораблю...​
​потопа​
​вблизи.​
​каждому миражу.​
​узнаю.​Мне и страшно, и весело,​
​Когда вода Всемирного ​Всех и вся ​
​едва ли не ​Я тебя не ​
​влечу.​будто больна.​
​по дали​Мы верим, упрямо творя грядущее,​
​забилось,​
​или в счастье ​пор все как ​
​Я любовь узнаю ​меня бесполезно - напрасный труд.​
​Жизнью новой ты ​
​горе,​
​И с тех ​Для любой грозы.​
​Но, Ваше Величество, расколдовывать​
​твою?​разобьюсь ли о ​
​наткнулась случайно​
​мне разъяли​
​звенит бубенцами, как верный шут.​
​Что смутило жизнь ​
​не хочу -​
​Я на это ​
​Точно поле во ​
​гремит оковами,​Сердце, сердце, что случилось,​
​Я и знать ​них тишина…​
​Всего тела вдоль.​
​В экстазе порочном ​
​мгле.​
​То ли будет, другое...​И почиет на ​
​по боли​
​не просто так.​
​В серебристой лунной ​кораблем.​
​тайна,​Я любовь узнаю ​
​душа моя пляшет ​
​нам ночами​словно шторм с ​
​Но иным открывается ​
​Всего тела боль!​привязанным,​
​Не бродить уж ​
​приключился,​поют.​
​в подоле -​На ниточках, к пальцам твоим ​
​земле​Ты со мной ​
​И любовные песни ​
​Точно гору несла ​враг.​
​Месяц тянется к ​
​гром.​
​Ждут свиданий, бояться разлуки​
​Заколдованной тёмной любви?​сумел догадаться, что он не ​
​Пусть влюбленными лучами​и над мачтами ​
​Все поверили, так и живут:​погаснут огни​
​Увы, как бывает порой, не сразу я​
​Сердцу нужно отдохнуть​и ключицы,​
​или от скуки​
​Только скоро ль ​мое ребро.​
​Вечный пламень невозможен​Дождь в лицо ​
​И от лености ​
​Я лелею года, - не зови...​
​уткнулся рогами в ​
​грудь​
​Обещаю всем вам.​
​на земле.​Ворожбой полонённые дни​
​Потрепанный бес, одолев излучину,​И душа источит ​
​где любовь, смерти нет,​Что бывает любовь ​
​смутен ответ.​действо, как мир старо.​
​ножен​
​мой ответ:​
​Сочинил же какой-то бездельник,​Но неясен и ​
​и всё это ​
​Меч сотрет железо ​
​На семь бед ​мгле.​
​над тобой,​
​рванут при случае,​Серебрит простор луна​
​не дам.​
​Очертанья столицы во ​И опять ворожу ​
​Они на свободу ​И по-прежнему лучами​
​И упасть ей ​Двадцать первое. Ночь. Понедельник.​
​ворожбой,​чертей разномастных полным-полно.​
​полна​
​беду поведу, как по льду​для того.​
​Я спасался одной ​
​В моем беспокойном, но тихом омуте​
​Хоть душа любви ​
​Я любовь сквозь ​Ты слишком ангел ​
​лет​в окно.​
​нам ночами​вдруг.​
​мне лицемерить,​От тяжёлого бремени ​
​луна безразлично глядит ​
​Не бродить уж ​
​Смерть любви умерла ​С тобою грех ​
​уж давно ворожу.​по комнате,​
​аметистом.​
​пути​скроет ничего:​
​Я и сам ​
​Короткие тени скользят ​и запылало ярким ​
​Так, чтобы на твоем ​Мой взор не ​
​-​возвращаться к ней.​
​взошло​вокруг​
​не верить,​
​Ты гадаешь. - Меня не зови ​и стимула нет ​
​вдруг облако туманное ​
​Нам и другим ​Такой любви нельзя ​
​Околдован огнями любви.​невозвращения,​
​бледно-золотистом​
​Но ты, любовь, всегда свети​Но верь, о, верь моей любви!​
​Одинокий, к тебе прихожу,​И пройдена точка ​
​На фоне неба ​забьет рот.​
​и увереньям,​другим.​
​сильней...​
​в безбрежность унесло.​
​И земля ей ​Не верь хвалам ​бог любимой быть ​
​той силы, что всякой другой ​И вот его ​
​в пыли​
​Неправду - истиной зови,​
​Как дай вам ​наущению​
​как лебедь белый, крылья распластавший.​Пусть корчится она ​
​Зови надежду - сновиденьем,​так искренно, так нежно,​
​судьбу изменяет по ​средь нежных, изумрудно-пенных волн,​
​Пусть ненависть умрет,​Означенный черной чертой!​
​Я вас любил ​жизнь,​
​Мелькал корабль, с зарею уплывавший​в смерть любви,​
​О горе мне! жребий я вынул,​То робостью, то ревностью томим;​
​когтями стальными кромсает ​
​Я вдаль смотрел, щемящей грусти полн.​
​Нет, я не верю ​одной.​
​безмолвно, безнадежно,​
​кричит под ребрами,​чаек раздавались.​
​Обещаю всем вам.​Тоскую опять об ​
​Я вас любил ​
​Зверек, что от боли ​Над морем крики ​
​где любовь, смерти нет,​
​я покинул,​печалить вас ничем.​
​- злись, не злись.​паруса.​
​мой ответ:​Но лишь Калипсо ​
​Я не хочу ​
​уже не получится ​
​На корабле надулись ​На семь бед ​
​без нее.​тревожит;​
​ничего, но уйти по-доброму​небеса.​
​не дам.​Мечтаю о днях ​
​вас больше не ​
​И всё б ​
​Пунцовым пламенем зарделись ​И упасть ей ​
​Итаке,​
​Но пусть она ​как правило, сводится к "Nevermore!"​
​прощались.​
​беду поведу, как по льду​Я, как Одиссей о ​
​угасла не совсем;​дар пророчества,​
​тот вечер мы ​
​Я любовь сквозь ​
​лезвие,​В душе моей ​
​а их потрясающий ​что навсегда в ​
​Все уйдет, все пройдет, брось!​Вонзают в меня ​
​Я вас любил: любовь еще, быть может,​немой укор,​
​с тобой,​беззубым ртом:​
​мраке​Пушкин Александр​

​во взгляде таится ​То был обман. И знали мы ​
​Смерть шепчет нам ​Когда поцелуи во ​
​светил.​одиночество,​
​"Мы встретимся... До нового свиданья..."​То, что само нашлось,​униженьи восторг!​

​В кругу расчисленном ​что воронам свойственно ​
​Ты улыбнулась, молвив на прощанье:​потом,​
​И есть в ​Как беззаконная комета​
​в виду,​прибой.​
​Как страшно потерять ​в позоре​
​сил,​как в сказке? Но только имей ​
​Был тихий час. У ног шумел ​вдруг.​
​Но есть упоенье ​Стремится до утраты ​
​вороном,​
​Неумолимая, как беспощадный зверь!​
​Если он полюбил ​Обман, и притворство, и торг...​
​условий света​А, хочешь, я стану придворным ​

​Как ты, холодная, желанна мне! Поверь, —​
​себе любой​взоре​
​И мимо всех ​меня – пойду.​
​Ползу, как клуб червей, почуя труп могильный.​Страх чувствует в ​
​Читаю в насмешливом ​
​Она является порой​ты можешь отправить ​
​к тебе, бессильный,​всегда испуг.​Но я повторяю: люблю!​
​О жены Севера, меж вами​четыре стороны​

​приступ рвусь тогда ​В ней скрыт ​
​Мне страшно, мне душно, мне больно...​
​страстями,​На все ледяные ​
​Я как на ​
​любви любовь,​
​молю.​С своими бурными ​
​последний путь.​Бездонная лазурь, краса ночей моих!​
​Что знает о ​О ласках привычных ​

​душой,​

​проводишь монетку в ​миг​


Отзывы: 4

​откровений...​

​Хочу проклинать, но невольно​С своей пылающей ​платьице​кажется в тот ​не написанных мной ​Объятья ее напоил?​Цветаева Марина​

​Ты снимешь корону, и в белом ​И недоступнее мне ​

​тонкий томик ещё ​

Красивые стихотворения великих поэтов про любовь

​страсти​Апрель 1918​легко затеряется где-нибудь.​вдруг покидаешь,​в изголовье постели, никем не прочитан, лежит​Кто ядом мучительной ​– Психея!​и покатится,​Когда насмешливо меня ​тени.​влил?​Я ласточка твоя ​Из пальчиков выскользнет ​Ты – урна горести; ты сердце услаждаешь,​прорастает сквозь нас, удлиняя минуты и ​В ее приближения ​– Возлюбленный! – Ужель не узнаешь?​

​твою.​Тебя, великую молчальницу мою!​миражи,​власти​на шею.​монетка согреет ладонь ​Тебя, как свод ночной, безумно я люблю,​сон сочиняет свои ​

Любовь - вечна!

​Кто магию сумрачной ​И жерновов навешали ​Я даже согласен, пускай разменная​жребий начертала.​в нашей комнате ​
​Влекущий, как тьма, разговор!​мне подавали грош​на её краю.​Такой мне Парка ​не надо.​грубый,​Там на земле ​но свой уголок ​


​невозможного хочу,—​


Асадов Эдуард Аркадьевич

​мне других колыбельных ​

​Весь облик, и нежный и ​
​Твой день седьмой, твое седьмое небо.​не всю Вселенную,​
​И все же ​наиграй мне любовь.​О, лживый, приманчивый взор,​
​Я – страсть твоя, воскресный отдых твой,​

​тебе подарить пусть ​
​влачу,​сбылось - далеко.​
​О, слишком жестокие губы,​
​хлеба.​Ты знаешь, а я бы, наверно, смог​

​Как Прометей, в страданьях жизнь ​всё, что днём не ​Последнее счастье - в одной!​
​– мне не надо ​
​красками…​Окончив путь, спешу начать сначала.​
​эта ночь - для двоих.​видя​

​И не служанка ​
​раскрашивать будни цветными ​Любя свободу, больше плену рад,​
​плиты его променадов.​С последним проклятием ​
​Не самозванка – я пришла домой,​королевских ног,​преград.​

​что шлифуют подошвами ​душой,​

​Есенин Сергей​скулить у твоих ​
​Стремлюсь туда, где больше есть ​
​город не спит, веселя чудаков,​
​Любить с омраченной ​тихий раскованный звон.​

​вращаться, одаривать светом ласковым,​за нею.​
​пусть за окнами ​
​Да, можно любить, ненавидя,​Все мне чудился ​
​обязан вокруг тебя​Гоню любовь — и сам иду ​

​твоих поцелуях.​будьте добры».​
​панихид, под кадильный канон,​
​что мир не ​
​Насилья враг, терплю безмерный гнет,​дай согреться в ​

​Отойдите,​И под плач ​
​безумно желая, чтоб ты поверила,​
​блеснет,​
​разбуди его стук.​
​отойдите.​

​понесли хоронить.​части судьбу дробя,​
​Спешу во тьму, как только свет ​тишина.​
​будьте добры,​
​Мимо окон тебя ​в пасьянсах на ​

​бережно лелею,​слышишь: в сердце моём ​
​—​нить...​
​карты веером,​
​Одно лишь горе ​коснись.​
​«Страсти крут обрыв ​

​дней время выткало ​Вчера я раскладывал ​
​своею.​это просто -​

​как добрый родитель:​

​В пряже солнечных ​твоей души.​
​И наслаждаюсь мукою ​алилуйя!​
​сказал ей,​Унеслася ты вскачь, удилами звеня.​
​в заснеженных дебрях ​

​Бегу назад, едва пройдя вперед,​я болею тобой.​
​наклонясь,​улыбкой, брызнув на меня,​
​найти проталину​в лед,​
​я прощаю тебя.​

​я,​Но с лукавой ​
​и тщетно пытаюсь ​Из пламени преображаюсь ​
​несвершеньях грешна.​
​и действительно​

​сорвать поцелуй.​в ледяной глуши,​
​Любя, кляну, дерзаю, но не смею,​ты в моих ​
​Я наклонился действительно,​твоих с болью ​
​Я тоже застрял ​

Есенин Сергей Александрович

​Вот такою, какая есть.​

​мою жизнь.​
​нас.​
​С алых губ ​Ну, здравствуй, ошибка моя фатальная.​
​и такою,​

​ты вошла в ​никто не увидит ​
​мерцании пенистых струй​
​не сможет.​Но любите жизнь ​
​сгорела наша нежность.​темно,​

​Мне хотелось в ​
​Ни слов, ни слёз принять ​
​Жажде подвига - всюду честь!​
​осин​выйти ль нам?—​

​трепал ветерок.​
​на свет,​
​покоя:​И в пламени ​
​не в любовники ​Кудри черные змейно ​

​Она не прилетит ​
​Нет, не нужно искать ​Осины погасил,​
​—​платок,​
​до дрожи.​И своим, и чужим удачам...​

​но ветер налетел,​Этот вечер решал ​

​окошка на синий ​Что дорожите ей ​
​видом -​Случайных, неизбежных.​
​твою делю!​Я смотрел из ​
​Ей, безответной, дела нет,​

​Улыбаясь с приветным ​
​перемен,​
​твой и честь ​пруду.​
​умрёте.​

​не пряча,​В плену у ​
​Что весь я ​Отражаясь, березы ломались в ​
​Живёте вы или ​
​Доброты от людей ​осин,​

​люблю.​поводу,​
​равно​обиды.​
​В плену огня ​Ну что ж, пускай!.. Я так тебя ​
​из горстей в ​Ей совершенно всё ​

​Надо легче прощать ​Невольница-любовь​
​печать.​Ты поила коня ​
​Вас убивает, если пьёте.​- расписные!​
​это.​на честь твою ​

​Пушкин Александр​Любовь, как крепкое вино,​
​Где товары все ​Не обвиняй за ​
​Чтоб не легла ​
​Мой друг, мой нежный друг... люблю... твоя... твоя!..​на эти строки.​

​базары,​дождь​
​поклон,​я:​
​На чувства и ​Надо крепче любить ​
​То ты прошедший ​не можешь мой ​

​Мне улыбаются, и звуки слышу ​

​Ей абсолютно наплевать​
​Где ограды, как дым, сквозные,​Осины отгорят,​
​И ты принять ​
​мною,​
​под ноги...​

​бульвары,​
​А если навсегда​
​открыто узнавать,​
​глаза блистают предо ​
​И можно кинуться ​

​Надо больше ценить ​Сгорающего лета.​
​Тебя при всех ​Во тьме твои ​
​целовать,​
​стоя.​
​Каприз последних дней​Как осужденный, права я лишен​

Цветаева Марина Ивановна

​Текут, ручьи любви, текут, полны тобою.​

​И можно руки ​
​Те, в которых трясёмся ​
​Осиновый огонь - причуда сентября,​
​час.​

​Горит; мои стихи, сливаясь и журча,​не сможет.​
​трамваи,​
​Дождя сопровожденье.​
​крадет за часом ​

​печальная свеча​Ни слов, ни слёз принять ​
​Надо больше любить ​
​Над пламенем осин​Но у любви ​
​Близ ложа моего ​

​на свет,​
​всё простое.​
​Немного отдохнем,​может изменить,​
​ночи темной.​

​Любовь не прилетит ​Мало ценим мы ​
​слов​
​Она любовь не ​
​Тревожит поздное молчанье ​

​до дрожи.​

​не хватает:​Давай от вечных ​
​нас.​
​и томный​
​Что дорожите ей ​

​Нам простой любви ​Осенним наваждением.​
​горечь разная у ​
​тебя и ласковый ​

​Ей, безответной, дела нет,​

​любить и верить!​Оранжевым огнем,​

​Но в жизни ​Мой голос для ​
​Поэтов выжженные души!​

​Кто сердцем способен ​
​Осиновым огнем,​нить,​

​Есенин Сергей​струны рвать​
​тех,​Огнем горит любовь,​любви одна связует ​

​в алостях зари.​
​Её удел на ​

​мои лишь для ​
​в ней.​
​Пусть нас в ​
​Есть тоска веселая ​
​служит:​

​Ведь эти стихи ​
​с моей недосягаемостью ​

Фет Афанасий Афанасьевич

​ложился, как пятно.​звонами плачут глухари.​

​Она туманным безднам ​не мерить.​
​от яви,​На честь твою ​
​И пускай со ​
​понимать,​Того, кому звездных высот ​

​впадающих в зависимость ​любой​кусты.​
​Любовь не надо ​на циничный смех​
​безмолвных, перед изгородью дней,​Я не хочу, чтоб мой порок ​
​до утра в ​

​больно.​
​И мне наплевать ​
​том царствии теней,​мы существо одно.​Унесу я пьяную ​
​Что вам невыносимо ​

​Любовь же, как солнце, живет всегда!​оставить вас в ​Хотя в любви ​
​фаты,​Я говорю: ей всё равно,​
​увлеченья.​
​уже, не вправе​с тобой,​

​ласками сбросишь шелк ​
​Неразделённою любовью,​Временны только лишь ​
​руки не протяну ​Признаюсь я, что двое мы ​
​Ты сама под ​Всем тем, кому болеть дано​

​вода.​выключателю и прочь​
​Цветок засушенный храню.​пересуду нет.​
​Кто сказал, что легко любить?​Все чувства уйдут, как в песок ​
​не дернусь к ​любимой​

​Хмельному от радости ​

​не развяжет...​
​жалкие рассужденья,​названных,— тогда я​
​Но вместо женщины ​Зацелую допьяна, изомну, как цвет,​
​и никто узла ​

​И к черту ​еще никак не ​
​и дню,​стог.​
​не укажет,​
​добрый.​

​сына или дочь,​Пою я полночи ​

​свежие под соседний ​и никто пути ​
​Может быть, самый большой и ​и я увижу ​
​серафимы,​Сядем в копны ​
​этом не скажет,​талант,​

​усталая, худая,​Ко мне нисходят ​
​за кольцо дорог,​Нам никто об ​
​Любить — это значит иметь ​
​ты вновь придешь ​И жизнь по-прежнему светла.​

​Знаю, выйдешь к вечеру ​посоветует, как же быть?​
​ребра.​
​В какую-нибудь будущую ночь​мне злого,​
​плачется — на душе светло.​надо,​

​И не упреки, что бьют под ​наготе.​
​Она не сделала ​Только мне не ​
​а что не ​бант​
​лишь оправданье нашей ​Она задумчиво прошла,​

​Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.​что нам надо,​
​Любовь — не веселый бездумный ​двуспинные чудовища, и дети​
​ни слова,​звонами плачут глухари.​
​Кто же скажет, моя отрада,​униженья!​

Рождественский Роберт Иванович

​Мы там женаты, венчаны, мы те​Но, не ответив мне ​

​На бору со ​непосильную ношу взявших?​
​Не соглашаться на ​свете.​
​же нет!"»​
​алый свет зари.​
​твоих рук озябших,​
​час,​
​там длится то, что сорвалось при ​Что женщины такой ​
​Выткался на озере ​
​как не греть ​Но никогда, даже в смертный ​
​—​И после:— О какое горе,​
​Цветаева Марина​
​из сердца вынуть,​
​все лишенья,​
​умышленного. Ибо в темноте ​
​Двояко отраженный свет,—​
​6 октября 1915​
​как мне память ​С гордостью выдержать ​
​когда я возвращался, перерыва​
​море,​первым, что горячей.​
​покинуть,​раз​
​в вину,​И скажут: «То луна и ​
​И то остынет ​Значит, как мне тебя ​
​Любить — значит сколько угодно ​ждала ты, и не ставила ​
​звон".​
​их лучей!​добра.​
​измены.​там, в темноте, во сне, где терпеливо​

​Рождает этот дивный ​

​– не больно от ​
​я желаю тебе ​
​Все, кроме подлости и ​одну​
​Ее единая улыбка​И оба стынут ​
​Это значит -​
​уметь прощать​
​я знал, что оставлял тебя ​
​Покорно плачущая, он,​ума!​

​Я люблю тебя.​Любить — это в горе ​
​окну,​И скажут: "Что он? Только скрипка,​
​сводили меня с ​забыть пора...​
​всей вселенной.​и выключатель. И бредя к ​
​твоем.​
​Как эти солнца ​
​и о многом ​
​Даже восстав против ​брюки​

​Расти при имени ​сама? –​
​вдали маячит,​
​Любить — значит истину защищать,​на практике нашаривали ​
​тревога​– прощу ли себе ​
​Вот и старость ​
​ни разлуки.​
​живот,​
​И будет сладкая ​Как эти солнца ​

​тобой встречали.​

​Ни обольщений и ​
​ощупывая с радостью ​
​песен дом,​Одно – на небе, другое – в моей груди.​

​мы рассветы с ​
​ни черных дней,​
​свою, и руки,​
​Мой дом — из звезд и ​
​– о Господи, пощади! –​

​и не надо, чтобы в дороге​
​Она не страшится ​
​я чувствовал вину ​
​за счастье много,​
​Два солнца стынут ​
​моей тревоги,​

​жизни руки,​
​разлуке,​
​А я плачу ​
​Пушкин Александр​
​и не надо ​
​Любовь — это верные в ​

​с тобой в ​Гортанным голосом твоим.​
​оно не может.​моей печали,​
​страстей.​
​проживши столько лет ​пророчишь​
​Что не любить ​
​и не надо ​

​Любовь — не сплошной фейерверк ​
​беременной, и вот,​
​Ты счастье странное ​
​- оттого,​
​надо,​
​пустячного не бывает!​
​Ты снилась мне ​
​тобой любим?​

​горит и любит ​
​и встреч не ​
​А в счастье ​
​мне.​
​Могу я быть ​И сердце вновь ​
​слов не надо ​
​стяг,​

​не приносили утешенья ​Я говорил: «Ты хочешь, хочешь?​
​Ничто не мучит, не тревожит,​
​Это значит, моя отрада,​

​Любовь — это счастья вишневый ​
​сводя на нет, подобно многоточью,​
​я и желаю!​Тобой, одной тобой... Унынья моего​
​добра.​каплею жизнь спасают.​
​обрывок фразы, сказанной во сне,​
​Тебя, одну тебя люблю ​
​тобою,​

​я желаю тебе ​
​Порой ведь и ​
​окне,​
​тебя -​

​Печаль моя полна ​
​Это значит -​

​Пустяк? Отчего? Почему пустяк?!​
​окну, и фонари в ​
​сказать, что я люблю ​
​легко; печаль моя светла;​
​Я люблю тебя.​
​эта груша?​и брел к ​

​И я хочу ​
​Мне грустно и ​
​в одинокие вечера.​


Красавица

​Груша... А как ему ​этой ночью​
​скрываю,​мною.​
​Улыбаюсь, а сердце плачет​
​или нет?​Я дважды пробуждался ​
​О слушай! о пойми! - я страсти не ​Шумит Арагва предо ​
​О вечной Розе, об Одной?​
​Вот книга — читал он ее ​Все это - не большая хитрость.​
​-​лежит ночная мгла;​

​мне напоминанье​душу:​
​И жить, не засоряясь впредь,​Я болен, я влюблён; но, мучась и любя ​
​На холмах Грузии ​Не есть ли ​
​Чувствуя рядом родную ​
​сердца вытрясть​
​молчать, не стану, не умею!​
​Пушкин Александр​
​миг земной,​

​предмет,​


Прощай...

​Словесный сор из ​
​Что не могу ​
​другим.​
​Увядших в краткий ​
​Любить — это видеть любой ​
​прозреть,​
​любви,​
​бог любимой быть ​благоуханье,​
​на земле!​
​Легко проснуться и ​чувствую такой прилив ​
​Как дай вам ​
​Так дольних роз ​
​На все хорошее ​
​Твой смысл, как воздух, бескорыстен.​
​И в сердце ​
​так искренно, так нежно,​
​И отвечал всегда: не ты.​
​откликаться​таких основ.​
​я разумом слабею​Я вас любил ​
​Всегда я спрашивал: не ты ли?​
​Любить — это с радостью ​Ты из семьи ​
​Чем хочешь; в этот миг ​
​То робостью, то ревностью томим;​Мои неверные мечты.​

​замыкаться.​и истин.​
​О, называй меня безумным! Назови​
​безмолвно, безнадежно,​
​Я всех любил, и всех забыли​

​Песне не свойственно ​


Предопределение

​И шелест новостей ​
​чистота над нами!​Я вас любил ​
​пьем.​
​в зашкафной мгле.​снов​
​Какая глубина и ​

​печалить вас ничем.​Мы смесь бессолнечную ​
​Любовь не копилка ​Весною слышен шорох ​
​А там-то... голову закинь-ка да взгляни:​Я не хочу ​
​И, как слепые, ночью долгой​
​Отдано столько-то, взято столько.​

​Разгадке жизни равносилен.​


Сожженное письмо

​вся блестит звездами;​
​тревожит;​шепоте твоем,​ведет:​
​секрет​Река - как зеркало и ​
​вас больше не ​
​И ветра в ​Подсчетов бухгалтерских не ​
​И прелести твоей ​Какое счастие: и ночь, и мы одни!​
​Но пусть она ​
​и шелка,​и тепла, но только​
​без извилин,​тебя.​
​угасла не совсем;​
​И столько воздуха ​
​И нежности ждет ​А ты прекрасна ​
​С другой вспоминает ​
​В душе моей ​к ней летят.​
​любовь? Ну конечно, ждет!​Любить иных - тяжелый крест,​повесть,​

​Я вас любил: любовь еще, быть может,​


Я тебе ничего не скажу…

​А наши губы ​А ждет ли ​
​Я люблю, и значит - я живу!​Как будто любимую ​
​Фет Афанасий​объята,​
​вечно рядом.​Я дышу, и значит - я люблю!​

​любя.​Но больно.​
​Еще душа борьбой ​и в радости ​
​сне и наяву!..​
​И грустно другую ​

​Нет! вырвать и бросить; те язвы, быть может, целебны, –​
​Смерть окрыленнее стократ.​
​И в горе ​Пусть поют во ​
​И сердце, остыть не готовясь,​добраться довольно…​

​Пусть говорят: любовь крылата,—​

​до конца свои​


О, долго буду я, в молчаньи ночи тайной…

​постелю -​прядь.​
​до них бы ​
​земле живу.​Чтоб были сердца ​
​Я поля влюблённым ​Цветы на кудрявую ​
​В груди человека ​
​Я тоже на ​словом, и каждым взглядом,​
​мирозданья.​я сыпал​
​святым побужденьям враждебны;​
​И далеко прошелестело:​За верность и ​
​На узких перекрестках ​Как нежно тогда ​
​Что жребии жизни ​
​зову!​бои​

​и мостах,​


Лети отсюда, белый мотылек

​Напомнила чувствам опять,​

​Но больно,​
​«Цо» — это я тебя ​Любить — значит страстно вести ​
​На хрупких переправах ​Сегодня цветущая липа​
​Не нами.​
​«Что» — голова отяжелела.​всей душою?!​
​устах -​навсегда".​
​испытаний​
​Каких-то шелковых зарниц.​
​Того, кого любишь ты ​И встретиться - со вздохом на ​
​С другою меня ​Но очередь наша, и кончится ряд ​
​Скажу ль: живое впечатленье​порадовать, одарить​
​в одно дыханье,​И ты позабудешь, мой милый,​
​людям веками,​птиц;​
​Ну чем бы ​И вечностью дышать ​
​"Пройдут голубые года,​Безмолвные муки сказалися ​
​Горячий посвист хищных ​еще с зарею:​

​цветах,​


Шепот, робкое дыханье…

​Я помню, ты мне говорила:​
​к выраженью желаний.​
​—​
​И сразу подумать ​

​дано бродить в ​
​длинней.​
​Бессильно изведано слов ​
​Твое чудесное произношенье ​

​открыть​И душам их ​
​Луна нам светила ​
​Не нами​
​без содроганья.​

​Любить — это только глаза ​


Старые письма

​сливаться в такт,​были короче,​
​Свиданье.​Лежит в пыли ​
​человеку.​Их голосам всегда ​Пусть дни тогда ​
​обманчиво сниться​

​Раздавленное тело дней​
​На радость близкому ​
​любви...​Березовый шорох теней,​
​туманной всё будет ​молчанья,​расплескать​

​Погибших от невиданной ​
​ночи,​И в жизни ​
​Вот этого спокойного ​С весенней щедростью ​
​свечи в изголовье​Я помню осенние ​

​она-то усилит страданье,​и страшней​
​Любить — значит чувства свои, как реку,​А мы поставим ​Покинуть тебя привелось.​
​Она-то продлит и ​Нет ничего безумней ​
​отдавать.​замешан на крови.​
​не легко мне​надежды таится.​бульвара.​

​Любить — это прежде всего ​Но этот счёт ​
​Не радостно и ​Разбей этот кубок: в нем капля ​И фонари проклятого ​
​дано...​молва и пустословье,​
​Сиянье твоих волос.​Свиданье!​Сухие губы. Темная луна.​

​Одним парусам не ​

​Им счёт ведут ​


Не говори, мой друг: Она меня забудет…

​Я помню, любимая, помню​
​Разлука.​последнего удара.​
​Сгорая, коснуться друг друга​Не докричишься - сколько не зови, -​
​любовь!..​выраженья:​
​Молчу и жду ​
​Когда так привольно-темно,​
​любовью​в душе моей ​
​Стою как безумный, еще не постиг ​Любовь моя — ты солнцем сожжена.​
​беззвездного юга,​Но многих захлебнувшихся ​
​И та ж ​достаточно звука.​
​Когда возможно разлюбить?​И в ночи ​
​Значит, и не жил, и не дышал!​в нас очарованье,​
​них намекнуть лишь ​Когда возможно расставаться,​Черту навсегда провела.​
​Потому что, если не любил,​И то же ​
​А часто на ​Не разрыдаться, как же жить,​
​между нами​С ног сбивал, из мёртвых воскрешал,​
​вновь,-​выносит мученья!​
​не расхохотаться,​Но молча судьба ​
​пьянил,​Тут жизнь заговорила ​Душа человека какие ​
​Так как же ​
​снами,​Свежий ветер избранных ​
​воспоминанье,​Разлука!​
​уста.​Мы свиты безумными ​протянули...​
​Тут не одно ​Напрасно.​

​И злы невинные ​


Собаке Качалова

​слила,​Которую меж ними ​
​мне...​я плачу,​
​благородна​Нам буря желанья ​
​Волшебную невидимую нить,​
​Не умолкавшие во ​Тебе улыбаюсь, а внутренне горько ​

​Как часто низость ​
​мы полны.​порвать, чтоб сохранить​
​И вот - слышнее стали звуки,​обязан всечасно;​
​уродстве красота...​Одним и дыханьем ​

​Чтобы не дать ​сне,-​
​И тягостно сердцу, что лгать я ​И есть в ​одной,​
​рискнули, -​
​Гляжу на вас, как бы во ​я, встречаю везде неудачу,​

​уродна​
​Два паруса лодки ​Любой ценой - и жизнью бы ​
​разлуки,​Куда ни взгляну ​
​Как часто красота ​

​Иль, пенясь, расходятся волны,​
​заплатить:​Как после вековой ​
​Напрасно!​Бесчеловеческой души...​
​зной​Они уже согласны ​

​черты...​
​Есенин Сергей​лица​
​Нависнет ли пламенный ​не поворотить -​Смотрю на милые ​
​За все, в чем был ​И всюду человечьи ​виноват.​

​И без меня, в ее уставясь ​


Напрасно!..

​Но та, что всех безмолвней ​
​не спросив,​бархатной потрогать.​
​И у него ​знаешь, что такое жизнь,​
​мне.​видал я сроду.​
​рожок подносит медный.​

​безбрежную лесов, –​
​дыма​жестоких дань,​
​Когда с холмов ​Видал ли ты ​груди – и счастие опять».​
​Ланиты расцветут – и в зеркало ​преследовать не будет​
​Изменчив времени всемощного ​

​строк и жгучая ​
​любви, глядеть в мои ​в груди пустился ​
​Я дерзко оттолкнул ​А я доверился ​
​и сумрачной зимы.​От сердца моего ​Всё, что давно-давно утрачено душой.​
​Черты заветные, вы вновь передо ​

​И лобзания, и слезы,​
​Ряд волшебных изменений​Трели соловья,​
​ней мое лицо​Смотри ж, не попади под ​
​грезу;​Вперед, родной. Последний мой совет:​
​Лети быстрей. О ветре позабочусь.​

​Лети отсюда, белый мотылек.​
​И в опьянении, наперекор уму,​В словах, которые произносила ты;​
​Дыша порывисто, один, никем не зримый,​Коварный лепет твой, улыбку, взор случайный,​не скажу.​
​И в больную, усталую грудь​
​ночные цветы,​

​И о том, что я молча ​


Я вас любил: любовь еще, быть может...

​Пушкин Александр​
​Отрада бедная в ​Растопленный сургуч кипит... О провиденье!​
​Минуту!.. вспыхнули! пылают - легкий дым​Но полно, час настал. Гори, письмо любви.​Как долго медлил ​
​вернее,​И чем одно ​
​душой родной-​может быть,​
​гремящий в твоей ​
​у тебя впереди​Да будут метели,​
​для тебя гореть​да будет он ​и не обессудь.​

​Благоговея богомольно​


На холмах Грузии лежит ночная мгла...

​Какое б в ​исчезает.​
​взирает:​и страстей;​
​которые​Грянь​
​Неприлично…​не смогли…​
​шепотка:​
​До конца.​
​мне​Я найду слова​средь бела дня…​
​ветер​Есть она и ​

​не он –​


Два солнца стынут – о Господи, пощади…

​Я –​небытия.​
​“Я”.​

​друга.​расстанемся мы.​краю​
​Мы – нежность.​дотронуться сердцем не ​друга.​

​за тысячу верст.​Покроется небо​И всегда я ​
​А меня хоть ​взглядом ,​

​Если да, то тогда обещаю​

​Очень долго…​


Выткался на озере алый свет зари

​Стану падать, поймать успеешь?​Я люблю тебя”. Это сложно…​
​Я в глазах ​ты ее, не буди,​

​Оттого-то на юной ​
​свистал соловей,​Что скользя затевала ​

​А вчера у ​И горяч утомительный ​
​ней на груди,​На заре ты ​равнине водной,​

​я воли​
​Не избегай; я не молю…​тщетная стремится,​

​Под шепот презренной ​И лишь надменные, назло живой мечте,​Но пламень тот ​
​я:​Неправосудьем нестерпимым.​любим,​

​Былые божества, кумиры прежних дней,​бессонницы моей…​
​Лежат, не жалуются, а ждут​На гроб стекал, чтобы лоб — светал,​

​Дождь слышался: то не цеп ​


Ночь

​жива.​Настоящее, горькое горе​Настоящее, первое счастье​
​Моей руке…​И блеск волос.​
​Ни что придет,​Стать тем, что никому не ​
​Нежнее всех, кто есть и ​
​Быть нежной, бешеной и шумной…​
​звезды сиянье.​Твою пастушескую грусть.​Пророчит благостную весть.​
​О верю, верю, счастье есть…​на зарю,​
​Кем я жил ​

​Холодят мне душу ​


Подражанье Песне

​злой язык, —​Пусть изменят легкие ​вьюге​
​о судьбе,​порою​

​рукою​Жизнь — обман с чарующей ​повесть​
​прядь.​Сегодня цветущая липа​

​Я помню, ты мне говорила:​Березовый шорох теней…​
​Не радостно и ​таким чудным светом​Снег колючий падает ​

​свою руку,​листке​
​дружба с нею​

​Я от взгляда ​Кто ж поможет ​беспощадно гложем,​
​То вражда почти ​То у нас ​

​открывать​Если их хранить, а не тиранить.​
​горящие,​в полночь, то в рассвет?​

​Любим мы друг ​


Не самозванка – я пришла домой…

​Живи и будь ​
​Конечно, ужасно трудно, мучась, держаться твердо.​Сказать: — Я люблю. Подумай. Радости не ломай. —​И удержать на ​
​Можно грозить расплатой, пробуя запугать.​
​Можно прибегнуть к ​

​только три года. А я в ​то, что они вместе ​
​я делаю, глядя на своего ​про любовь не ​
​надо.​
​и нас самих, заставляет творить добро, дарить улыбки случайным ​родителей, родственников, друзей, питомцев. И это я ​

​покорны — гласит старая пословица, сказанная еще великим ​

​с другими.​


Портрет

​передать всю мощь ​Годы жизни: 1898-1936​
​не жалей:​Все чувства мы ​
​И двое лишь ​
​На дне этих ​
​Но их позабыть ​Того, кто погиб так ​
​сыщет в другом.​Друг другу руки ​
​уста давно немые,​
​Я говорю с ​Таинственным я занят ​

​мою.​


"Я вас любил: любовь еще, быть может..."

​Не для меня ​
​бежит​В одних лишь ​
​Я чувств своих ​И азиатские движенья,​дорогой​
​Я вижу кудри… Взор живой​черешен…​
​Но говорю: краса Терезы…​Я презираю тяготенье.​
​сердце жар​
​Власы седые не ​тот совсем,​
​в немыслимое тесное ​тесен,​форм.​


"Одинокий, к тебе прихожу"

​зрачки мои в ​
​В ночи не ​
​возгонит свой густой ​И сердце пусть ​
​раскачивать венозные деревья​и бьешь календарем ​

​в разноголосном клире​Ну, время песен о ​
​Куда ж идти? Вот ряд оконный,​и вытри слезы ​
​урны​ложатся легкие стволы​
​дано.​Ничто не стоит ​

​кустам​
​прикрыты были песком.​
​Всем это было ​—​
​Трава была там ​


"Я любовь узнаю..."

​А здесь на ​к бане по ​
​Над розовым шпилем ​
​калеки​сидели они вдвоем.​
​церковь, сады, тюрьма.​

​Вместе они любили​сердцебиенье…​
​глазах посветлело​
​считаю уже не ​и рада бы ​
​это…​дальше-то,​

​без движения лежа…​мгновенья такого.​
​колотится бешено и ​
​метанье,​в любом испытанье:​
​силах век…​

​Ах, все ли ты ​
​вчерашней встречи​
​Ты помнишь, как скатилась вдруг​и не понять!​
​Не знаю- явь то или ​

​верится, что река​
​Но сильна надежда ​
​в темноту протянута ​тонким паром улетают ​
​твоя пуста.​
​сердце и слова ​


"Я встретил вас - и все былое"

​тебя хотела:​И предчувствую встречу ​
​Обессмертил томленья мои,—​Пусть не ты ​
​Красный дом твой ​не стирается метка​
​О тебе вспоминаю ​Что ему ничего ​

​двинулся мускул​Расскажи, как целуешь ты».​
​Нам обоим, пожалуй, беду».​
​приходил человек.​Бьется мелкий метельный ​
​И чем могла ​Все сразу станет ​

​гроши​
​Чем дружбы светлые ​Ведь так любезны ​
​советы:​Поверь,что я Твоей ​
​руку​Она придет, даю тебе поруку.​

​и невсяких было.​И, никого ни капли ​
​Тебя по шерсти ​мил и знаменит,​
​Ведь ты не ​
​Дай, Джим, на счастье лапу ​Такую лапу не ​

​К сомкнувшимся губам ​Уносится во мглу ​
​– и в переливах ​И, праздным юношам дриад ​
​руках засевших шалунов,​смертельна эта рана.​
​Опять весна в ​блистательный и сладкой;​И образ роковой ​


"Я помню, любимая, помню"

​Не говори, мой друг: «Она меня забудет,​
​Не смоет этих ​
​Шептать мне о ​И с холодом ​
​мире что-нибудь! –​

​ужасный час, когда прощались мы.​Весны души моей ​
​поблекшие узоры​
​воскресили​пыли,​
​Отблеск янтаря,​Тени без конца,​

​Шепот, робкое дыханье,​
​И нарисуй пред ​
​метемпсихоза.​
​а некую настойчивую ​голыми садами.​

​недалек.​
​Z. K.​
​тобой, исполненных смущенья,​загадочной черты​
​и снова призывать;​тайной,​

​Я тебе ничего ​
​И я слышу, как сердце цветет.​Целый день спят ​
​встревожу ничуть,​груди...​
​Белеют... Грудь моя стеснилась. Пепел милый,​утратя впечатленье,​


"Какое счастие: и ночь, и мы одни!"

​листы твои приемлет...​
​все радости мои!..​Прощай, письмо любви! прощай: она велела.​
​Тем неизбежней и ​
​И… поединок роковой…​Союз души с ​

​которым с тобой,​
​бой,​да будет удач ​
​у твоего костра.​мгле​твой путь,​
​позабудь​Вдруг остановишься невольно,​

​свиданье,​В ее сияньи ​
​Она кругом себя ​Всё выше мира ​
​Вы,​Все советы оборви.​так…​
​Мы б такого​И не слушай ​


"Я говорил: «Ты хочешь, хочешь?"

​надо вех.​
​А не хватит ​до меня!​
​Лампочка​планет​
​нет.​

​не вы,​Понимаешь?​
​и до​И только с ​
​звездная память друг ​я знаю, с тобой не ​
​И даже в ​Мы – нежность,​

​не была,​
​долгое эхо друг ​
​Тебя я услышу ​
​Эхо любви​Даже если нельзя, буду!​

​любишь, ладно…​Не кори своим ​
​Ты глазами ответь, любишь?​
​с тобой долго​
​обрыву крутому​Подойду и скажу: “Здравствуй,​

​твоих утону, можно?​Не буди ж ​
​и больней.​
​И чем громче ​тучам игру,​
​обеих сторон.​

​горяча,​Утро дышит у ​
​ее не буди​Как волны по ​
​Своей тоске хочу ​всё еще дымится.​
​Мольба к ним ​


"Сонет 37"

​прежней высоте​подножий.​
​и в огне,​ищу пред ними ​
​томит меня своим​люблю, и снова я ​
​взором​В полуночной тиши ​

​Вода просачивается. В ряд​лоб,​листве​
​Люблю — но мука еще ​Длилось — час.​Длилось — миг.​
​На этой узкой, этой длинной​и голос,​
​того, что было,​Мы все равны!​Прелестной быть!​

​буйных вод.​
​И на волне ​Блажен, кто радостью отметил​
​Заря молитвенником красным​все благодарю.​Я, смотря с улыбкой ​

​Те, кого любил я, отреклися,​привык.​Пусть острее бритвы ​
​подруги,​Хорошо в черемуховой ​
​По луне гадая ​Жизнь — обман, но и она ​Что своею грубою ​


"Отношение к барышне"

​тоскою…​Как будто любимую ​
​Цветы на кудрявую ​навсегда”.​
​длинней.​
​ночи,​Сиянье твоих волос…​
​И будет сиять ​
​Дом, построенный на песке?​
​И вспомнил: она так даёт ​
​Прочитав в календарном ​
​Но наша сердечная ​
​Дом, построенный на песке​
​Разлучиться все-таки не можем.​То сердца мы ​
​То слиянье губ, и рук, и душ,​
​Именно все то, что разделяет.​
​Можно находить и ​
​окрылить,​


"Да, можно любить, ненавидя..."

​Теплые иль яростно ​
​Нам нырять то ​друга или нет?​
​— хоть вой, но останься гордым.​— настежь! —Я не держу. Прощай!​
​взглядом,​

​Поколебать на время, может быть, вызвать жалость​
​на униженья,​
​Если любовь уходит, какое найти решенье?​о том, что любовь живет ​
​Видимо, да. Но важно не ​

​Большинство своих суждений ​людей, которые их пишут. Например, стихи Сергея Есенина ​
​мир, только любовь. Большего и не ​и сердца окружающих ​
​чувства. Мы любим своих ​Любви все возрасты ​
​выше, стоит познакомиться и ​

​• Мне кажется, именно стихи способны ​
​б трудней!​О краткой любви ​
​Но вечность – ничто перед ним;​
​двое,​

​Как в гробе, зарыто былое​толпой –​
​названье​
​Но счастья не ​боле​
​В устах живых ​говорю.​

​вникая долгим взором:​И молодость погибшую ​
​пылко я люблю,​И тень минувшего ​
​диком,​Но полно! Полно! Я любил,​
​я​Так живо образ ​

​и утешен!​Между каштанов и ​
​след,​преклонных лет​
​А иссушил мне ​
​тогда моем​


"Зови надежду - сновиденьем..."

​Ах! Ныне я не ​
​как в тесноте, где комкается платье,​
​твой календарь столь ​от мужеских отталкиваясь ​
​холм,​

​холмах Генисарета.​— артерии пожарные враскрутку! —​
​позвоночнике печном.​любви, начнем​
​ты с первым​и все слышней ​
​приют.​воды вспять.​


"Двадцать первое. Ночь. Понедельник..."

​неосвещенный​
​Летит на цинковые ​ограды​
​нам переставить не ​
​там.​они спускались к ​

​Окурки, спичка и вилка​вытирали своим языком.​
​Повсюду черные пятна ​
​Только комар жжужал.​
​электрик венчался там.​центре​

​возле кустов кирпича.​Внизу у кино ​
​сандалии,​были​
​Второе рожденье!​упругое чувствую​
​Но сразу в ​километры — на метры,​расстаться,​


"Баллада о любви"

​уже непосильно борение ​Но дальше-то,​
​упасть и молчать,​и нету опасней​
​слепое,​смятенье,​
​Так было, так будет​Поднять не в ​
​нас!​Ты не позабыл​
​беззвучный ливень звезд…​не вспомнить мне​

​мешает спать.​Все таки мне ​
​жизни многоводная река.​Как мне горько, странно, одиноко,​
​Так снежинки — звездчатое чудо —​а теперь душа ​
​глаза и тело,​Я давно спросить ​
​голубой,​золотыми стихами​
​покой.​

​нарочно миную,​
​Но с души ​отказать.​
​знать,​
​Ни один не ​

​«Расскажи, как тебя целуют,​Я смеялась: «Ах, напророчишь​
​А ко мне ​
​Все, как раньше. В окна столовой​Не приходи. Тебя не знаю.​
​души​Когда же счастия ​
​Сознанье полное победы,​мои портреты-​
​Но мудрые прими ​

​надежном месте…​лизни ей нежно ​
​не заходила?​Так много всяких ​
​доверчивой приятцей.​И каждый, улыбаясь, норовит​
​Хозяин твой и ​хоть самое простое.​
​На тихую, бесшумную погоду.​
​мне,​победный​

​хохоту стрелков,​Вот-вот и выстрелы ​
​гончих стая​
​С винтовками в ​
​В душе мечтательной ​

​с вопросом забегать, –​Польется снова ток ​
​жар пройдет,​
​Фет Афанасий​и голос всепрощенья,​
​прежнею улыбкой умиленья​на вечную разлуку​
​любви есть в ​Как в тот ​
​Я вами осужден, свидетели немые​И задушевных слов ​

​душевных мук мгновенно ​Давно забытые, под легким слоем ​
​пурпур розы,​Свет ночной, ночные тени,​Бродский Иосиф​
​движением обманным.​мелькавших на полях ​
​не весть,​Несись быстрей над ​
​и знак того, что путь твой ​Фет Афанасий​
​Речей моих с ​Искать хотя одной ​

​Из мыслей изгонять ​О, долго буду я, в молчаньи ночи ​
​встревожу ничуть,​Раскрываются тихо листы​
​за что намекнуть.​
​И тебя не ​


"Любить иных - тяжелый крест"

​мной на горестной ​
​их заветные черты​Уж перстня верного ​
​Уж пламя жадное ​Рука предать огню ​
​Тютчев Фёдор​

​двух сердец,​слиянье,​
​Любовь, любовь — гласит преданье-​тех,​
​и прекрасен​огня,​
​ладони греть​

​Да будет во ​Да будет мужественным​
​Прощай,​Но, встретясь с ней, смущенный, ты​
​Хоть на любовное ​
​круг​


"Любовь"

​своей;​гармония, всё диво,​
​любви!​Наплели!..​мы не танцевали…​
​не пошли…​
​человек!​
​И ничьих не ​И сам скажу.​

​не влюблялся​Не то!​
​И на множестве ​Никого на свете ​Не ты​
​влюблён.​С “Я” –​
​с буквы “Я”!​Мы –​
​круга,​друга.​
​за собой позвала.​где бы ты ​
​Мы –​упруго.​
​трудно!​
​буду, можно?​Пусть другую ты ​
​Если нет, то тебя умоляю​
​Ты ответь мне, но только молча,​Я хочу быть ​
​Подойду я к ​твоих утонуть – счастье.​
​Я в глазах ​
​утро горит.​
​Сердце билось больней ​играла луна,​
​И следила по ​
​Косы лентой с ​И подушка ее ​
​сладко так спит;​На заре ты ​
​тебе, лететь,​боли,​
​У ног их ​взор из-под усталых вежд,​
​Стоят владычицы на ​Сошли с божественных ​
​вновь в тревоге ​Но тщетно алтарей ​
​А сердце грешное ​
​И снова я ​Встают пред напряженным ​
​Не буквами, а каютой рук: Уютами…​Сквозь скважины, говорят,​


"Осиновый огонь"

​бьет: чтобы мне на ​
​Сам выдумай, чтобы в их ​
​жива…​
​заре было горе,​
​заре было счастье,​На стебельке,​
​Забыть свои слова ​
​Не зная ни ​
​— О возмущенье, что в могиле​
​Очаровательной и умной, —​
​Люблю я ропот ​
​буйных вод​
​Волнуйся, неуемный ветер!​
​не погасло.​
​Эту жизнь за ​ж, теснимый и гонимый,​
​звездного огня.​Ко всему безжалостно ​
​нежным словом,​
​Пусть обманут легкие ​тебе».​
​седому небу,​Говорю: «Лишь сердце потревожь,​
​сильна она,​
​Жизнь — обман с чарующей ​
​любя,​
​я сыпал​С другою меня ​
​Луна нам светила ​


"Это просто - коснись"

​Я помню осенние ​Я помню, любимая, помню​
​конец тоске​Может и правда, прочная штука​
​Дом, построенный на песке».​
​очень,​
​виске,​
​друга или нет?​
​на день, ни на час​
​нас,​душ,​
​Можно, как болячки ковырять,​
​ранить.​Чувства можно звездно ​

​Чувства, хоть плохие, хоть блестящие,​Только вот зачем, ища решенья,​
​Любим мы друг ​Если любовь уходит ​
​Окна и двери ​
​даже не выдав ​разлуке пройдут года,​
​просьбы и даже ​
​Если любовь уходит, какое найти решенье?​сих пор. Фредерик Бегбедер сказал ​

​цифра вызывает восхищение, искреннее недоумение: неужели это возможно?​Родине, к девушкам, к родной березе… К примеру, в произведении «Заметался пожар голубой..».​чувства и переживания ​
​война. Пусть будет только ​это волшебство, которое заполняет души ​

​с ней. Посмотрите вокруг себя: мир полон этого ​
​• Нравятся маме фильм​стихотворения из списка ​• Отличные произведения!​


"Что знает о любви любовь"

​Но встретиться было ​Прости! – не жалей безрассудно,​
​были,​поймут их лишь ​
​душой;​И презрено гордой ​
​Когда ты услышишь ​воле…​
​Прости! – мы не встретимся ​ищу черты другие;​
​тобой я сердцем ​
​В твои глаза ​я прошлое страданье​
​Нет, не тебя так ​
​Восстал) меня не охладит,​Любовь, сокрывшись в сердце ​
​смятенье…​Стан невысокий помню ​
​белизной.​Как я доволен ​
​Мне кажется: идет она​
​Любви минувшей грозный ​
​Но и теперь ​совсем не стар;​
​И на челе ​
​за порог.​смыкаясь (начинается! не в срок!),​
​Но все равно ​зоной,​
​Ища простой женоподобный ​
​Как смоква на ​рассудку​
​как пламя в ​Ну, время песен о ​
​столь грозно обращаешься ​тикающей лире,​
​и где-то здесь тебе ​Борей все гонит ​
​Войди в подъезд ​как обедневшая семья.​
​где на железные ​знакомств, любви и поражений​
​как и сидели ​
​Заслышав едва мычанье,​


"Дождь в лицо и ключицы"

​знали о том.​место​
​всегда.​Кругом ни свистка, ни крика.​
​церкви:​Машины ехали в ​
​банка​облака.​

​Сбросив в песок ​
​Оттуда видны им ​Второе дыханье.​
​на трепыханье​Сперва неприметно.​
​Считаю не на ​так с жизнью ​

​испытания длятся,​
​запасы упорства…​

​просто,​
​ценою любою,​


"Я люблю тебя"

​Уже задыхается сердце ​уже исступленье,​
​на век!​
​Дыханье обрывается…​подарок свадебный для ​
​Ты помнишь?​соленая прохлада рук,​
​нет,​Мне сердца стук​
​равнодушный взгляд.​широко​
​где же ты? откликнись, отзовись.​
​облетает поутру листва.​
​твоей отрадой,​

​как любил мои ​
​тобой.​
​Если вечер совсем ​Пусть не ты ​
​Твой пронизанный солнцем ​Красный дом твой ​
​пленяюсь судьбой,​
​в чем ему ​Напряженно и страстно ​
​моего кольца.​
​цветы:​
​в аду».​
​не стала новой,​
​не исцеляю.​
​ночь​И для пресыщенной ​
​нежных дней…​нужней​
​Дай ей хранить ​
​пишу.​
​Она теперь в ​


"Два паруса лодки одной"

​Ты за меня ​Сюда случайно вдруг ​
​Мой милый Джим, среди твоих гостей​
​С такою милою ​доме много,​
​свете стоит.​Пойми со мной ​

​полаем при луне​Дай, Джим, на счастье лапу ​
​уж на позыв ​Проклятьем вопреки и ​
​лань?​Несется горячо согласных ​
​тению дубов​

​обмана:​Невольно станет взор ​
​Вздохнет младая грудь; замедленных речей​
​Измученной души напрасный ​
​1859?​Души не воскресит ​


"Слово о любви"

​Зачем же с ​Я осудил себя ​
​Как будто вне ​
​светлые, святые, молодые,​кровь.​
​Одну доверчивость, надежду и любовь,​И в час ​

​Фет Афанасий​В дымных тучках ​
​Сонного ручья,​туманном.​
​и птиц минуй ​тех существ,​
​Что ж, я тебе препоручил ​дохну тебе вослед.​

​оставил. Это почесть​ночную мглу.​
​былые выраженья​румянами палимый,​
​густую прядь​Фет Афанасий​
​Я тебя не ​за рощу зайдет,​Не решусь ни ​

​не скажу,​Останься век со ​
​На легком пепле ​моим.​
​не внемлет.​хотела​
​Оно изноет наконец…​

​В борьбе неравной ​И роковое их ​
​Бродский Иосиф​Я счастлив за ​
​Да будет могуч ​и бешеный рев ​
​да будет надежда​и прост.​

​как мост.​Пушкин Александр​
​Ты сокровенное мечтанье, -​ни поспешал,​
​Красавиц наших бледный ​В красе торжественной ​
​Всё в ней ​– Сами мыкайтесь в ​

​Надымили!​
​в тех годах​обнимку​
​Так и действуй,​на созвездьях напишу.​
​Сам найду.​что никто​

​Лепет классиков?​Вдвоём.​
​и терплю.​Я!​
​Я –​до ревности слепой.​
​Начинается любовь​Мы – память.​

​за гранью смертельного ​
​вечная нежность друг ​Опять нас любовь ​
​тебя,​Мы – эхо,​
​и выгнутся ветки ​Если будет тебе ​

​Я любить тебя ​взглядом в омут​
​счастливым будешь​Я ответа боюсь, знаешь….​
​уеду – напишешь?​Очень трудно любить, веришь?​
​Ведь в глазах ​сладко так спит!​

​На ланитах так ​она,​
​И чем ярче ​Долго, долго сидела она​
​И, чернеясь, бегут на плеча​ямках ланит.​
​На заре она ​Поцеловать — и умереть!​

​Хочу нестись к ​Ни слез, ни сердца тайной ​
​несбыточных надежд​Их снова ищет ​
​и битвы,​Как будто, смертному потворствуя, оне​
​Пред ними сердце ​

​То соблазнительны, то строги,​любимым,​
​укором.​бессонницы моей​
​Баюкай же — но прошу, будь друг:​И спал…​Дождь в крышу ​
​Дождливые, — расточившие все​Люблю — но мука еще ​


"Простая любовь"

​В январе на ​В декабре на ​
​старинной —​И вновь срослось,​
​— О, стать как лед! —​Не знать вины…​
​— Так жаждать жить! —​Благословляющий народ.​

​Люблю я ропот ​Звени, звени, златая Русь,​
​Еще и солнце ​
​любимой,​Но и все ​
​Нет тепла от ​на все готовым,​

​Пусть меня ласкают ​— стезя​
​Правды той, что не нужна ​Обратись лицом к ​
​Я всегда, когда глаза закрою,​Оттого так и ​
​тебя.​

​И грустно другую ​Как нежно тогда ​
​И ты позабудешь, мой милый,​
​были короче,​Покинуть тебя привелось.​
​Я помню, любимая, помню…​


"Любя, кляну, дерзаю, но не смею"

​Может и правда ​
​кем.​прочен​
​Но как-то я удивился ​
​Любуясь жилкой на ​Любим мы друг ​

​Но причем ни ​То блаженство опьяняет ​
​То упреков леденящий ​И, напротив: коль не доверять,​
​Если всеми способами ​
​творят.​важнейший постулат:​

​Кажется: какие тут сомненья?​ужом!​
​не презирать потом,​
​отказом, не дрогнув, принять, как надо,​

​А можно, страха и боли ​И, с болью твердя, как горько в ​
​Можно пойти на ​• О любви​
​друг друга до ​браке 52 года. У меня эта ​


"Безумно я люблю"

​свою любовь к ​
​любви обычно раскрываются ​
​вовсе становится прекрасным. Нам не нужна ​
​себе штука необыкновенная, но когда существует ​в стихах «Евгений Онегин». Сложно не согласиться ​
​действительно трудились…​чувства, как любовь. Читала почти все ​любви​
​трудно,​
​Сожгли поцелуем одним;​Мгновение вместе мы ​И в мире ​
​Как жизнь, они слиты с ​
​Есть звуки – значенье ничтожно​
​Опять затрепещет оно,​


"Любовь"

​Прости! – твое сердце на ​угаснувших очей.​
​В твоих чертах ​
​Но не с ​
​на тебя смотрю,​Люблю в тебе ​

​Мазепой…​И вечно (тщетно рок свирепый​………………​
​Стыда румянец и ​напечатлелся!​
​Как жемчуг перси ​луна…​
​грезы​души волненье –​

​И ненавистные седины,​
​Я был еще ​
​не узнали,​
​чьи локти вылезают ​

​циферблат,​тебя послал мне, время этих песен?​
​бушуют, как прожекторы над ​ни юбка, ни подвязки, ни чулок.​
​Я одинок. Я сильно одинок.​на помощь воспаленному ​
​по плевре,​споласкивая легкие слюной.​


"Не бродить уж нам ночами"

​Из всех стихослагателей, со мной​склоняешь сердце к ​
​любовь и смерть, слова знакомых,​смотри, смотри, как возмущенный​
​небытия.​
​в переулках,​

​сквозь черно-белые дворы,​люби, люби, а все одно, —​
​молчаньи —​отброшенная носком.​
​но они не ​
​Коровы всегда это ​

​где сидели они ​
​ветер их освежал.​Колокол звякал в ​
​ворона вилась, крича.​Мерцала на склоне ​
​смотрели они в ​заросший травой водоем.​


"Новая любовь - новая жизнь"

​холма.​
​второе дыханье.​Уже не похожее ​
​И вдруг полегчало!​да выбора нету!​
​сдаться,​Как долго мои ​
​бездонны —​
​а сдаться так ​и вырваться хочет​
​смятое тело.​
​в глазах потемнело,​последнее​
​Твои глаза… Опять… Опять…​
​Теперь я знаю- это был​
​на пыльный мост?​
​Волос невысохшая прядь,​не знаю- был ты или ​
​Твои глаза… Опять… Опять…​я ищу твой ​
​Между нами пролегла ​
​Я ищу, ищу тебя повсюду,​
​бронзового сада​Я тогда была ​
​уже забыл,​
​Неизбежную встречу с ​
​тайно колдую,​
​Наклонялся, моля о любви,​
​Но я знаю, что горько волную​
​тобой.​И твоей не ​
​Что мне не ​О, я знаю: его отрада —​
​Не сводил с ​


"Встречаются, чтоб расставаться"

​Он слегка потрогал ​
​Он сказал: «Быть с тобой ​
​И сама я ​
​От счастья я ​

​В мою торжественную ​
​подругой милой,​
​И память первых ​
​А этим дурочкам ​мои стихи,​
​Ревнивых писем не ​Твоей прошу.​
​и не был ​взгляд,​
​и грустней,​
​Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.​Ты по‑собачьи дьявольски красив,​
​гостей бывает в ​Не знаешь ты, что жить на ​
​Пожалуйста, голубчик, не лижись.​Давай с тобой ​
​Фет Афанасий​Но ловчий опытный ​
​Еще быстрее лань, как будто невредима,​Уже из-за кустов выскакивает ​
​крутых, окрестность оглашая,​
​в лесах под ​
​Мой милый, не лелей прекрасного ​


"Любовь моя — ты солнцем сожжена"

​украдкой​
​Очей задумчивых; свободней и смелей​полет;​
​слеза.​
​глаза?​в дальний путь.​

​писавшую вас руку,​предательскому звуку –​
​Вы те же ​к ланитам гонят ​
​Горя огнем стыда, опять встречают взоры​
​мной​И заря, заря!..​


"Твое чудесное произношенье"

​Милого лица,​Серебро и колыханье​
​в пустом кафе. И в воздухе ​колесо​
​должно быть, ты одно из ​
​Будь осторожен там, над проводами.​

​Еще я сам ​
​Я жизнь тебе ​Заветным именем будить ​
​Шептать и поправлять ​
​Досады и стыда ​Перстам послушную волос ​

​2 сентября 1885​
​Веет влагой ночной… я дрожу,​
​Но лишь солнце ​твержу,​
​Я тебе ничего ​судьбе моей унылой,​

​Свершилось! Темные свернулися листы;​Виясь, теряется с молением ​
​Готов я; ничему душа моя ​я! как долго не ​
​Любя, страдая, грустно млея,​
​из них нежнее​Их съединенье, сочетанье,​


"Я всех любил..."

​по пути.​
​груди.​
​больше, чем у меня.​
​снега, дожди​

​звездная мишура,​прям​
​А письма сожги,​Перед святыней красоты.​
​сердце ни питал​Куда бы ты ​
​Ей нет соперниц, нет подруг;​


"Улыбаюсь, а сердце плачет..."

​Она покоится стыдливо​
​на “мы”!​
​улыбкою из тьмы:​
​Неприли…​

​В наше время,​– Мы б в ​
​Наверняка.​
​Земли –​свои.​Я-то знаю,​
​зноем напоён.​я.​

​обжигаюсь​люблю.​
​Понимаешь?​
​С “Я” –​Я и МЫ​
​Мы – память,​наползающей тьмы,​

​Мы –​трудно.​
​И мне до ​
​Мы – эхо,​
​пылинками звезд,​приду на помощь​

​немного помнишь?​Не тяни своим ​
​Что ты самым ​Всю жизнь, понимаешь?​
​Ну а если ​Нет, не сложно, а трудно​
​твоих утону, можно?​

​На заре она ​
​груди,​
​Все бледней становилась ​луна.​
​окна ввечеру​

​сон,​Ярко пышет на ​
​ее не буди,​Поцеловать гранит холодный,​
​И повторять тебе: «люблю».​Не избегай; я не молю​
​И прежний фимиам ​


"О безответной любви"

​молитвы.​
​Не зная милости ​
​с былым несхожий;​
​Они — развенчанные боги.​Богини предо мной, давнишние друзья,​

​Несусь вослед мечтам ​С их вызывающим ​
​В полуночной тиши ​Незнаемого. (Меня — сожгут).​
​Озноб — стихал, чтобы кто-то спал​о сноп:​
​Найди баюкающие слова:​

​В первый раз!​
​Не из книг!​Декабрь и январь​
​Браслет из бирюзы ​Забыть, как сердце раскололось​
​мило,​были,​

​Быть нежной, бешеной и шумной,​Благословенное страданье,​
​Звени, звени, златая Русь.​О верю, верю, счастье есть.​
​О верю, верю, счастье есть!​
​На земле, мне близкой и ​— забыли про меня.​

​эти выси,​
​Я живу давно ​
​друзья.​Думать так, что эта жизнь ​
​Успокойся, смертный, и не требуй​Украшает радостями ложь.​

​Роковые пишет письмена.​
​тоскою,​С другой вспоминает ​
​И сердце, остыть не готовясь​Напомнила чувствам опять,​
​“Пройдут голубые года,​Пусть дни тогда ​


"Письмо Снежной королеве"

​не легко мне​
​Дом, построенный на песке!​с веток…​
​Со мной бродит, больше ни с ​«Как раз особенно ​
​Дом, построенный на песке.​её краснею,​
​разгадать секрет:​Осыпая ревностями фраз,​
​до обожания.​улыбки, то терзания,​
​Все, буквально все, что нас сближает.​
​И, напротив: горько загубить,​Все равно: их строят и ​
​Знать бы нам ​
​друга или нет?​человеком, а не ползи ​
​И все-таки, чтоб себя же ​И если ответит ​
​время. На время — не навсегда.​
​Можно вспомнить былое, каждую светлую малость,​доводам, спорить и убеждать,​
​это не верю. Она вечна.​так долго, а то, что они любят ​
​дедушку с бабушкой. Они прожили в ​
​стали исключением. Деревенский поэт воспевает ​В стихотворениях о ​
​прохожим, то все и ​только начала перечислять. Жизнь сама по ​
​Пушкиным в романе ​
​• Прекрасный сайт! Видно, что над ним ​и многогранность такого ​
​6307 стихов о ​Расстаться казалось нам ​

​вдруг истощили,​вздрогнут от них!​
​звуков святых;​невозможно:​
​давно!​Я знаю: с порывом страданья​
​не пожмем;​В глазах огонь ​
​подругой юных дней;​разговором,​
​Когда порой я ​красы твоей блистанье:​
​Поныне всюду за ​крайностях горит​
​не изменил!..​

​Уста пурпурные ея,​В уме моем ​
​Горячей влагою оделся…​Катится по небу ​
​Теперь среди полночной ​Я знал еще ​
​Страстей, явилися морщины​блистали.​
​Меня друзья бы ​объятье,​
​что стрелки превосходят ​Кто? Бог любви? Иль Вечность? Или Ад​
​анархии бессонной​украшает табурета​
​гемоглобин.​из пурпурных глубин​

​и возгонять дыхание ​своим по нервам,​
​щебечет силлабическая кровь.​любви, ты вновь​
​фонарь, парадное, уют,​
​и опять​
​и липнет снег ​и жизнь проходит ​
​И вот весна. Ступать обратно​сожалений,​
​и расходились в ​
​Чернела вдали бутылка,​известно,​
​оставила их еда.​
​примята,​холме было тихо,​
​трем мостам.​банка​
​ждали грузовика.​Руками обняв колени,​
​Оттуда они видали​сидеть на склоне ​
​И, значит, спасенье —​

​как будто!​
​на дни — на минуты…​
​выбрать,​
​Но если мне ​дальше-то что же?​
​Они ж не ​
​Бороться так трудно,​бестолково​
​свинцовою тяжестью​кончаются силы,​
​Так счастье начинается​сумел понять?​
​краткий час?​одна из них​
​Твои глаза… Опять… Опять…​бред,​


"Любовью дорожить умейте..."

​могут поворачивать назад.​
​в человеке,​рука.​
​ввысь.​Так однажды с ​
​мои любил…​разве ты совсем ​
​вторую,​
​Я над будущим ​над моими устами​
​над мутной рекой,​Незначительной встречи с ​
​я редко​не надо,​


О ТВОРЧЕСТВЕ:

​Просветленно-злого лица.​И глаза, глядящие тускло,​Но, поднявши руку сухую,​Я спросила: «Чего ты хочешь?»​снег.​


​б Тебе помочь?​так постыло —​
​Ты проживешь с ​​беседы​​женихи!​​Дай ей читать ​​невесте​
​Я не любви ​